Официальный сайт
Всероссийской школьной
библиотечной ассоциации

Первая страница | Читаем официальные материалы | Наши проблемы | Заочная школа библиотекаря | В объективе - регион | Конференции, совещания, семинары | Повышаем свою квалификацию | Адрес опыта | Из истории российского учебника | С компьютером на "ты" | Диалог поколений | Сценарии | Библиограф рекомендует | Читалка "ШБ" | Журнал в журнале | Диалог поколений | У наших зарубежных коллег | Звонок на урок |



08.05.2003 Долгие, страшные годы войны.


1941, 1942, 1943, 1944, 1945 . Долгие, страшные годы войны.
Организованный не так давно уличный телеопрос молодежи о Великой Отечественной войне 1941-1945 годов состоял всего из одной фразы: ?Что вы знаете о Великой Отечественной войне??. По крайней мере двое НИЧЕГО НЕ ЗНАЛИ об этом, а были и такие, кто ответил: ?Ну и что, ну и завоевали бы нас: пили бы мы баварское пиво!? Не пили бы!


Сценарии





1941, 1942, 1943, 1944, 1945 . Долгие, страшные годы войны.
Организованный не так давно уличный телеопрос молодежи о Великой Отечественной войне 1941-1945 годов состоял всего из одной фразы: ?Что вы знаете о Великой Отечественной войне??. По крайней мере двое НИЧЕГО НЕ ЗНАЛИ об этом, а были и такие, кто ответил: ?Ну и что, ну и завоевали бы нас: пили бы мы баварское пиво!? Не пили бы! В далеко идущих нацистских планах были и такие: запрет на речевое общение, низведение неарийских народов до уровня животных.
Не уставая, ничего не забывая, давайте говорить с детьми о нашем прошлом, о том, как стояли за свою страну Дмитрий Донской и Александр Невский, Козьма Минин и князь Пожарский, Александр Кутузов, Багратион и Барклай де Толли, как сражались за свою Родину миллионы солдат Великой Отечественной.
Гитлеровское командование не упустило из виду ничего: для мирных жителей была разработана ?стратегия голода?. Гитлер, брызжа слюной, в истерике кричал, что блокированный, несдающийся Ленинград ?выжрет сам себя и, как спелый плод, сам упадет к нам в руки?.
Письмо Надежды Николаевны Некрасовой, автора документально-поэтической композиции ?Хлеб и война?, мы приводим перед материалами композиции почти полностью. Письмо это само по себе может служить частью разговора с юными о судьбах и людях Русской земли.


Из письма автора
Уважаемая редакция! Добрый день!
Пишу Вам из ?седьмой столицы? ? так сегодня окрестили мой город журналисты.
А заставила меня взяться за перо одна небольшая заметка, опубликованная в ?Учительской газете?. Вот она:
?Что вы знаете о битве под Москвой?
Вот что ответила ученица 11 класса: Ну, это когда за Москву бились, кажется, на Куликовском поле или на Бородинском. Хотя нет, вспомнила ? это происходило во время второй Великой Отечественной войны, то есть второй мировой. Кажется, мы тогда первый раз победили. А окончательно разгромили немцев уже под Сталинградом и под Курском. Герои-панфиловцы обороняли Москву от немецких танков, и все погибли. Я не помню точно, но по-моему, был сильный мороз, потому что битва была зимой 1941 года. Победили мы только благодаря героизму наших солдат?. (?Учительская газета? ? 50 от 4.12.2001 г. Подчеркнуто мною. Н.Н.)
Слов нет комментировать такой ответ. А с другой стороны ? кого винить в таком ответе? Ученицу? А может быть, учителя, так преподнесшего ей материал? Или тех, кто создает учебники по истории? Я не хочу отделять некой гранью нынешнее поколение 12-17-летних от нашего, когда мы были в таком возрасте. Однако скажу: такого позорного ответа на поставленный вопрос мы бы не дали. Да, мы были воспитаны немного уважительнее к своей истории, хотя также сбегали с уроков, любили погулять и повеселиться, и, тем не менее, ?Молодую гвардию смотрели по несколько раз ? сами бегали в клуб, узнав об этом фильме.
А что творится сейчас? Откуда знать о панфиловцах, если на экранах ? сплошное голливудское насилие и убийства, в газетах ? обнаженные девицы да реклама? Некогда единственная в стране молодежная газета ?Комсомольская правда? сегодня опускается (по выражению одного из читателей, и я его полностью поддерживаю) до уровня базарной тетки: то она гоняется за Бен Ладаном, то обсуждает живущих ?За стеклом?, то рыдает над Америкой (?Ах, несчастная!...). И при этом ни слова о 60-летии подвига гвардейцев-панфиловцев, про битву за Москву. Когда-то эта газета целые страницы отводила описанию событий Великой Отечественной войны, даже специальные рубрики вводила, особенно в периоды юбилеев ? у меня до сих пор хранятся вырезки из этих номеров (а им уже 20-25 лет!). А сегодня-то счет пошел уже на 60. Но за период с 22 июня 2001 года почти не освещались (и не только в ?КП?) события 60-летней давности, а их было немало (почти каждый день). Это: первое исполнение песни ?Священная война? на перроне Белорусского вокзала Москвы (24 июня 1941 г.); рождение первых гвардейских дивизий (18 сентября); начало 900-дневной блокады Ленинграда (8 сентября 1941 г.) исторический парад на Красной площади 7 ноября, с которого воины уходили прямо на фронт; гибель Николая Гастелло (26 июня), Лизы Чайкиной (22 ноября), Зои Космодемьянской (28 ноября) (кто эти люди для нас сегодня?); уже упоминавшийся подвиг 28-ми героев-панфиловцев (16 ноября); начало битвы под Москвой (30 сентября) и контрнаступления в ходе московской операции (5-6 декабря). Ни в печати не освещались, ни по радио, ни на ТВ. Где-то промелькнул маленький репортаж на телеэкране ? не то что запомнить, уловить его невозможно. И в таких условиях мы хотим вырастить ПАТРИОТОВ своей Родины.
Патриотизм ? это. прежде всего, преданность, любовь к своему Отечеству, стремление служить его интересам, способствовать его укреплению. Но получаются ли патриоты из ?иванов, не помнящих родства?, не знающих историю своей деревни, своего города, края, своего Отечества? Мне очень запали в душу слова, сказанные маршалом Советского Союза К.К. Рокоссовским. Он говорил: ?Нельзя научиться любить живых, если не умеешь хранить память о мертвых?.
Недавно на ОРТ снова прошел фильм ?Вечный зов?. И опять я его (как смогла ? успевала) с удовольствием посмотрела. И когда еще раз внимательно взглянула в глаза Панкрата Назарова и Поликарпа Кружилина ? персонажей этого фильма, особенно в моменты битвы за хлеб, я не смогла удержаться: села за бумагу и составила план сценария литературно-музыкальной гостиной, тем более, что материал у меня уже кое-какой был (в виде беседы, которую проводила в кружках и группах).
Может быть, эти материалы помогут педагогам, учителям-историкам в проведении занятий, классных часов, внеклассных мероприятий. Поверьте, мое самое искреннее желание ? помочь ребенку.


Н. Н. Некрасова,
библиотекарь Центра внешкольной работы Индустриального района г. Хабаровска.

Хлеб и война
Документально-поэтическая композиция

(В глубине сцены медленно загорается неяркий свет; на экране демонстрируется фото или слайд рецепта; под стук метронома ведущий зачитывает его).
Ведущий 1:
?Суп из ботвы брюквы с мукой:
ботва брюквы ? 190 г.;
мука ? 3 г.;
лук ? 5 г.; соль ? 5 г.;
специи ? 5 г.;
жиры ? 0, 03 г.?
Ведущий 2: Этот рецепт ? из книги ?Использование в пищу ботвы огородных растений и заготовка ее впрок?. Издана была в 1942 году в Ленинграде. Цена ее была 1 рубль. Когда книга была подписана в печать, блокадный Ленинград доедал хлеб (?мука ? 3 гр.?), посеянный еще до войны. Но в эту весну 1942 года пахари, которые сеяли предвоенный хлеб, уже ничего не сеяли, ? они ушли на фронт, бились за землю, на которой они раньше жили и растили зерно. И клали головы пахари на эту землю, черную, плодоносную, не плугами вспаханную, а снарядами.
Чтец 1:
1941.
Мяли танки теплые хлеба,
И горела, как свеча, изба.
Шли деревни. Не забыть вовек
Визга умирающих телег,
Как лежала девочка без ног,
Как не стало на земле дорог.
Но тогда на жадного врага
Ополчились нивы и луга,
Разъярился даже горицвет,
Дерево и то стреляло вслед,
Ночью партизанили кусты
И взлетали, как щепа, мосты.
Шли с погоста деды и отцы,
Пули подавали мертвецы,
И, косматые, как облака,
Врукопашную пошли века.
Шли солдаты бить и перебить,
Как ходили прежде молотить,
Смерть предстала им не в высоте,
А в крестьянской древней простоте,
Та, что пригорюнилась, как мать,
Та, которой нам не миновать.
Затвердело сердце у земли,
А солдаты шли, и шли, и шли,
Шла Урала темная руда,
Шли, гремя, железные стада,
Шел Смоленщины дремучий бор,
Шел худой зазубренный топор,
Шли пустые тусклые поля,
Шла большая русская земля.
Илья Эренбург

Ведущий 1: Осенью 1941 года немецкое командование поняло, что их блицкриг ? план молниеносной войны ? провалился, что война приобретает затяжной характер. А чтобы выдержать затяжную войну, надо было кормить своих солдат, поддерживать свою армию. Именно поэтому предусматривалось ограбление населения на занятых фашистами землях.
(Можно продемонстрировать документальные кадры кино, слайды, фото)
Ведущий 2: В планы Гитлера входило получение продовольствия с чужих земель. На захваченных им землях, словно чертополох, росла рать немецких жандармов, и все они в меру сил отбирали у крестьян скот, хлеб, птицу, овощи. Но фашистская сила не ограничивалась снабжением армии лишь за счет ограбления населения. Были разорены на занятых территориях нашей страны несколько тысяч колхозов и совхозов, отобраны, угнаны в Германию 7 млн. лошадей, 17 млн. голов крупного рогатого скота, 20 млн. голов свиней, 27 млн. овец и коз. Фашистская армия отправила в Германию сотни тысяч эшелонов с награбленными грузами.
Ведущий 1: Для фашистской Германии миллионы человеческих жизней ничего не стоили. Но главари понимали, что людские, да и материальные ресурсы Германии ограничены. А потому в Берлине вдруг заговорили о недопустимости ?рисковать жизнью немецкого солдата? при взятии Москвы и Ленинграда. Похоронив стратегию ?блицкрига?, они увидели спасение в стратегии голода. Последовали многократные истеричные выкрики Гитлера, что блокированный Ленинград ?выжрет сам себя и, как спелый плод, сам упадет к нам в руки?.
Ведущий 2: Обречь на мучительную медленную смерть как можно больше людей, оставшихся в живых, деморализовать, разобщить их, лишить воли к сопротивлению, пробудить животные инстинкты, взять Ленинград голыми руками, а пленных превратить в рабов, готовых за миску баланды на все? Вот что такое фашистская стратегия голода. И фашисты это орудие широко применяли, стремясь сломить волю людей к сопротивлению и укрепить свой тыл.
Чтец 2:
...И летели листовки с неба
На пороги замерзших квартир:
?Будет хлеб. Вы хотите хлеба?..?
?Будет мир. Вам не снится мир??

Дети, плача, хлеба просили.
Нет страшнее пытки такой.
Ленинградцы ворот не открыли
И не вышли к стене городской.

Без воды, без тепла, без света.
День похож на черную ночь.
Может, в мире и силы нету,
Чтобы все это превозмочь?
Умирали ? и говорили:
? Наши дети увидят свет!
Но ворота они не открыли.
На колени не встали, нет!
Мудрено ли, что в ратной работе
Город наш по-солдатски хорош?..
Петр построил его на болоте,
Но прочнее земли не найдешь.

Елена Рывина
(Звучит 7 симфония Д.Д. Шостаковича)
Ведущий 1: 8 сентября 1941 года над городом сомкнулось кольцо блокады длиною в 900 дней и ночей. В кольце блокады Ленинграда оказалось 2 млн. 887 тыс. человек.
Ведущий 2: В связи с иссякающими запасами муки продолжали снижаться нормы выдачи хлеба. С 20 ноября 1941 года пятый раз сокращается хлебный паек: рабочие стали получать в сутки 250 г. хлеба, а неработающие (служащие, иждивенцы, дети) ? по 125 г. хлеба в сутки. Крошечный, почти невесомый ломтик:
Сто двадцать пять блокадных грамм
С огнем и кровью пополам?

Ведущий 1: Острый голод давал о себе знать все сильнее, умирали молодые и старые, мужчины, женщины, дети. У людей слабели руки и ноги, немело тело, оцепенение постепенно приближалось к сердцу и наступал конец. Смерть настигала людей везде. На улице человек падал и больше не поднимался. В квартире ? ложился спать и засыпал навеки. Нередко жизнь обрывалась у станка.
Чтец 1:
На салазках кокон пряменький
Спеленав, везет
Мать, заплаканная, в валенках,
А метель метет.

Старушонка лезет в очередь,
Охает, крестясь:
?У моей вот тоже дочери
Схоронен вчерась.
Бог прибрал, и слава господу,
Легше им и нам.
Я сама-то скоро с ног спаду
С этих со ста грамм?.

Труден путь, далек до кладбища,
Как с могилой быть?
Довезти сама смогла б еще,
Сможет ли зарыть?

А не сможет ? сложат в братскую,
Сложат, как дрова,
В трудовую, ленинградскую,
Закопав едва.
И спешат по снегу валенки, ?
Стало уж темнеть.
Схоронить трудней, мой маленький,
Легче умереть.

Наталья Крандиевская-Толстая. Из цикла ?На улице?

Ведущий 2: Хоронить было трудно: транспорт не работал. Обледеневшие, покрытые снегом стоят трамваи. Вдоль проспектов причудливыми нитями свисали провода, окутанные инеем. По бесконечно длинным улицам, между сугробами, напрягая последние силы, люди тянули саночки, на которых лежали покойники. Мертвых хоронили без гробов, обернутых простыней или одеялом, а позднее и просто в одежде, в которой человек умер. Нередко, выбившись из сил, люди оставляли мертвого на полпути. Позднее эти трупы подбирали машины и увозили на окраину города, на огромный пустырь рядом со старой Пискаревской дорогой. Так образовалось известное ныне Пискаревское кладбище, где похоронено 470 тыс. ленинградцев.
(Показать фото. Тихо звучит музыка Шостаковича).
Ведущий 1: Только за первую блокадную зиму голод унес в Ленинграде 252 тыс. чел. Потеря близких отражалась острой болью в сердцах живых, однако большая смертность не породила отчаяния и паники в городе.
Ленинградцы умирали, но как? Они оставались героями до последнего вздоха, их смерть призывала живых к настойчивой неукротимой борьбе. От малого до старого все испытывали голод, но они трудились и жили с надеждой на торжество победы. Это чувство поднимало кузнеца, инженера, бухгалтера, ученого на героические дела. Это же чувство руководило артистами, когда они пели, играли, развлекая голодных и усталых людей, хотя у них самих подкашивались ноги и кружилась голова. В антрактах у наиболее ослабевших наступало обморочное состояние, но воля побеждала: они вставали и продолжали играть.
Чтец 2:
Девочка у рояля
Дочери моей, Марианне Дранишниковой

Стрелки непочиненных часов,
Как трамваи, неподвижно стали.
Но спокойно, под набат гудков,
Девочка играет на рояле.

У нее косички за спиной.
На диване в ряд уселись куклы.
Бомба, слышишь? В корпус угловой...
Дрогнул пол... Коптилка вдруг потухла.

Кто-то вскрикнул. Стекла, как песок,
Заскрипели под ногой. Где спички?
Девочка учила свой урок,
В темноте играя по привычке.

Так еще не пел нам Мендельсон,
Как сейчас в тревогу. И весь дом был
Музыкой нежданной потрясен
В грозный час разрыва близкой бомбы.

И наутро, в очередь идя,
Постояла я под тем окошком.
Ты играешь, ты жива, дитя.
Потерпи еще, еще немножко.

Зимовать остался Мендельсон.
Как надежда, музыка бессмертна.
Стали стрелки. Город окружен.
До своих ? большие километры.

Хлеб, как пряник, съеден по пути.
Раскладушка в ледяном подвале.
...Но, как прежде, ровно с девяти
Девочка играет на рояле.

Варвара Вольтман-Спасская

Ведущий 2: Дети в осажденном городе? Смотреть на голодающих детей (а их в городе оказалось около 400 тысяч) и чувствовать свою полную беспомощность перед тем, что ничем помочь им не можешь, ? нет ничего ужаснее для матерей. Дети ждали хлеба. А где его взять? Матери отдавали все, что могли, что имели, только бы обменять свои вещи на хлебные карточки. Родители, лишая себя куска хлеба, поддерживали слабые детские силенки, тем самым нанося вред своему здоровью. Чтобы не заморозить детей, женщины с превеликими трудностями доставали дрова, бережно расходуя каждое полено. А если дрова кончались, в ход шла мебель, паркет и даже книги. Из ближайших водоемов таскали ведрами воду, таща их на салазках, стирали в ледяной воде белье и чинили одежду при слабом свете коптилки, скудные продукты распределяли по дням, а в течение дня ? по часам.
Чтец 1:
Иду в темноте, вдоль воронок,
Прожекторы щупают небо.
Прохожие. Плачет ребенок,
И просит у матери хлеба.

А мать надорвалась от ноши
И вязнет в сугробах и ямах.
? Не плачь, потерпи, мой хороший, ?
И что-то бормочет о граммах.

Их лиц я во мраке не вижу,
Подслушала горе вслепую,
Но к сердцу придвинулась ближе
Осада, в которой живу я.

Наталья Крандиевская-Толстая. Из цикла ?На улице?

Ведущий 1: В ход шло все, чтобы поддержать силы людей. Из дрожжей приготовляли супы, которые засчитывали в счет нормы крупы, полагавшейся по карточке. Тарелка дрожжевого супа часто была единственным блюдом в течение дня. Из мездры шкурок молодых телят, найденных на кожевенных заводах, варили студень. Вкус и запах такого студня был крайне неприятен, но кто обращал на это внимание? Голод подавлял все чувства. На мельницах за многие годы на стенах наросла мучная пыль. Ее собирали, обрабатывали и использовали как примесь к муке. Трясли и выбивали каждый мешок, в котором когда-то была мука. Вытряски и выбойки из мешков просеивали и тут же отправляли в хлебопечение.
Ведущий 2: В ноябре 1941 года начинаются особые трудности в работе одного из хлебозаводов Ленинграда. Надо было сохранить и растянуть надолго имеющийся крохотный запас ржаной муки, которая не поступала в связи с блокадой города. Встал вопрос о заменителях муки. Из примесей надо было применять до 10-15 сортов таких заменителей: жмыхи, соевая мука, ячменная мучка (отход). Одних жмыхов было до 6 сортов. Применяли также обойную пыль и др. Когда иссякли запасы и этих примесей, тогда встал вопрос о применении в качестве заменителей муки? целлюлозы. Работниками лаборатории было проделано много опытных работ по лучшему применению этого заменителя муки. Сначала был освоен хлеб с 10-процентным содержанием целлюлозы, затем 15-ти и 20-процентным. На это толкала жестокая необходимость как можно на больший срок обеспечить Ленинград каким бы то ни было хлебом.
Ведущий 1: Хлебных примесей и суррогатов было найдено, переработано и съедено 18 тыс. тонн, не считая солодовой и овсяной муки. То были, главным образом, ячменные и ржаные отруби, хлопковый жмых, мельничная пыль, проросшее зерно, поднятое со дна Ладожского озера с потопленных барж, рисовая лузга, кукурузные ростки. В общей сложности примеси и суррогаты дали возможность кормить население и войска хлебом в течение 25 дней, а каждый выигранный день в условиях блокады города имел неоценимое значение.
Чтец 2:
Черный хлеб
Я помню хлеб. Он черен был и липок ?
Ржаной муки был грубоват помол.
Но расплывались лица от улыбок,
Когда буханку ставили на стол.

Венный хлеб. Он к щам годился постным,
Раскрошенный, он был неплох с кваском.
Он вяз в зубах, приклеивался к деснам.
Его мы отдирали языком.

Он кислым был, ведь был он с отрубями!
Не поручусь, что был без лебеды.
И все ж с ладони жадными губами
Я крошки подбирал после еды.

Я неизменно с острым интересом
И с сердцем замирающим следил
За грозным, хладнокровным хлеборезом,
Он резал хлеб! Он черный хлеб делил!

Я восторгался им, прямым и честным,
Он резал грубо, властно, без затей,
Горелой коркой, как в угле древесном,
Испачкавшись почти что до локтей.

На нем рубаха взмокла холстяная,
Он был велик в восторге трудовом.
Он резал хлеб, усталости не зная,
Лица не вытирая рукавом!
Евгений Винокуров

Ведущий 2: Но вот в декабре 1941 ? январе 1942 г. начинает действовать ледовая ?Дорога жизни? по льду Ладожского озера и в Ленинград поступает полноценная ржаная и пшеничная мука.
(показать фото, слайды, картины о ?Дороге жизни?; можно вести рассказ под песню ?Эх, Ладога?, муз. Н. Минха, сл. А. Флита)
К марту 1942 года уже имелась возможность выпекать полноценный ржаной хлеб, даже с применением пшеничной муки.
Ведущий 1: Наступала весна 1942 года. Весна ? время, когда издавна крестьянин с заботой о будущем выходил пахать землю и сеять хлеб. Прошедший 1941 год хлеба много не принес: и без того скудные урожаи сгубила война. А страна должны жить, должна есть. И чтобы из рецепта ?Супа из ботвы? не вычеркнули ?мука ? 3 гр.?, чтобы в пайке блокадного хлеба, кроме соломы, жмыха, опилок, было хотя бы одно размолотое пшеничное зернышко, чтобы дети шли в школу, рабочие ? к станку, а солдаты ? в бой, нужно было кому-то пахать и сеять, косить и молотить. Нужно было кому-то сесть за разбитые, не нужные фронту трактора и вести их по полю. Тащить на себе. На своем животе волочить их по пашне. Но ? кому?!
Чтец 1:
Урожаем угрожаем

Чтобы наша жизнь была крепка,
Зерном подвалы пятило,
Покоя не давай рукам,
Работай втрое, впятеро.

Друзья идут на фронт. Они
Стоят за наше дело.
Подруга, друга замени,
Иди к машине смело!

Чтоб у бойцов у наших был
Обед сытнее сытного,
Скорей сдавай в поставку, тыл,
Верно для хлеба ситного.

Врагу богатство колет глаз,
Колхозный каждый сажень.
Враг губит все, что есть у нас,
Секретно с неба ссажен.

Чтоб диверсант, в хлебах засев,
Бедою не набаловал,
Следите за полями все,
От старого до малого.

К нам лезут, всё сметая в дым,
Непрошеные гости.
Но мы им сразу говорим:
Не вырвете ни горсти!?

Для тех, кто к нам затеял лезть
Бандитскими отрядами,
У нас другая пища есть:
Накормим их снарядами.
Василий Кубанев

Ведущий 2: В деревнях и селах мужчин не было ? они воевали на фронте. Остались только старики, женщины да дети. Пожилым женщинам трактор был страшен. Детям ? велик. Но собирались девчата 16-17 лет, которые покрепче, да ехали учиться на трактористок. Зимой пошли учиться, весной уже пахали. А до пахоты еще готовили свой СТЗ (марка трактора Сталинградского тракторного завода). С металлическими колесами на шипах, без кабин, без стартеров и пускачей, эти трактора требовали ухода и силы отнюдь не женской ? не машины, а развалины. Но других тракторов не было. Пол-оборота на нем не доедешь, как что-нибудь отвалится, отклепается, отскочит. Но ведь шла война. Надо Родину кормить. Надо от врага защищаться. И девушки немало сил отдавали такой пахоте.
Ведущий 1: (на фоне мелодии Я. Френкеля ?Русское поле?) Поедут пахать ? вдоволь наплачутся. Масло им в глаза, и в рот, и по лицу. Руки по локоть в мозольных и ожоговых пузырях. Умывались керосином, руки оттирали землей? И засыпали в борозде, когда пахали ночью. Темно, ничего не видно. Одна трактористка с фонарем идет, другая на его свет едет. И страшно обеим, потому что волки вокруг стаями собирались. Да и трудно было понять, то ли трактористка в тракторе заснет от усталости, то ли напарница с фонарем, потеряв силы, упадет под трактор.
Ведущий 2: Косили напрямую. Хлеб был очень засоренный. Барабан часто так забивался всяким мусором, что не хватало сил очистить его. Да и комбайны были в основном на тракторной тяге. Когда комбайнами молотили, то женщины в прицепы впрягутся и тащат от клади. Кто за колеса, кто за что ? и к комбайну. Тяжек, что говорить, хлеб войны.
(Звучит начало песни ?Хлеб всему голова?)
Ведущий 1: Мы никогда не сможем почувствовать ужасы тех военных лет. Как все минувшее, чему мы не были ни свидетелями, ни участниками. (Показать еще раз фото рецепта ?Суп из ботвы? или крохотный кусочек хлеба, являющийся экспонатом Музея истории Ленинграда).
Ведущий 2: Мы не вспомним поросшие бурьяном и ржавчиной поля, пресный вкус кирпичной пыли на руинах наших городов и деревень, запах смерти не символический, а реальный. Мы не можем это вспомнить и заново пережить, потому что это было не с нами. 30 миллионов наших людей ? мужчин, женщин и детей ? унесла война. Им уже не помочь. Они не требуют сострадания и участия.
Ведущий 1: Но мы должны о них помнить!
Ведущий 1: И мы помним о них!
(На фоне слайда или фото с изображением хлебной нивы звучит концовка песни ?Хлеб всему голова?, муз. Н. Кудрина, сл. В. Балачана).

Литература:
1. Павлов Д.В. Стойкость. ? М., 1981. ? 367 с., ил.
2. Лирика 40-х годов/Вступ. слово, сост. и ред. В.Я. Вакуленко. ? Кыргызстан, 1977. ? 768 с. ? (Русская советская лирика).
3. За тебя, Ленинград!: Поэты в боях за город Ленина / Сост. В.А. Шолин. ? Л.: Лениздат, 1985. ? 368 с.
4. Дорога Победы: Стихи советских поэтов о Великой Отечественной войне / Сост. Н. Старшинов, С. Музыченко. ? М.: Сов. Россия, 1980. ? 480 с. ? (Подвиг).




 

АК@ДЕМИЧЕСКИЕ КУРСЫ

Диски с уникальными авторскими видеолекциями, по актуальным вопросам современной школы
 Навигация
Первая страница
Читаем официальные материалы
Наши проблемы
Заочная школа библиотекаря
В объективе - регион
Конференции, совещания, семинары
Повышаем свою квалификацию
Адрес опыта
Из истории российского учебника
С компьютером на "ты"
Диалог поколений
Сценарии
Библиограф рекомендует
Читалка "ШБ"
Журнал в журнале
Диалог поколений
У наших зарубежных коллег
Звонок на урок

 Поиск
 

 Партнеры
Первое в России электронное еженедельное издание для незрячих 'Колесо познаний' Редакция еженедельника "Колесо познаний" приглашает к сотрудничеству творческих педагогов, специалистов по вопросам инклюзивного и специального образования.
Авторам предоставляется документ о публикации

Первая страница | Читаем официальные материалы | Наши проблемы | Заочная школа библиотекаря | В объективе - регион | Конференции, совещания, семинары | Повышаем свою квалификацию | Адрес опыта | Из истории российского учебника | С компьютером на "ты" | Диалог поколений | Сценарии | Библиограф рекомендует | Читалка "ШБ" | Журнал в журнале | Диалог поколений | У наших зарубежных коллег | Звонок на урок |

© 2001 Школьная библиотека