Официальный сайт
Всероссийской школьной
библиотечной ассоциации

Первая страница | Читаем официальные материалы | Наши проблемы | Заочная школа библиотекаря | В объективе - регион | Конференции, совещания, семинары | Повышаем свою квалификацию | Адрес опыта | Из истории российского учебника | С компьютером на "ты" | Диалог поколений | Сценарии | Библиограф рекомендует | Читалка "ШБ" | Журнал в журнале | Диалог поколений | У наших зарубежных коллег | Звонок на урок |



27.01.2005 Джон Локк о библиотеке юного джентльмена

Людвиг ван Бетховен когда-то сказал:?Нет никакого другого признака человечности, кроме доброты". Воспитать человека ? значит воспитать, ?пробудить? в нем ?чувства добрые? (А. Пушкин).
Статья Марии Васильевны Кардановой рассказывает о том, что ?Локк сформулировал ряд общих методических положений, которые не утратили своей значимости для развития гражданского достоинства человека и личности в условиях современной системы воспитания и образования?. Локк уделяет большое внимание воспитанию нравственности человека через воспитание разума, логического мышления.
Это ясно изложено в простом и точном евангельском изречении "Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними" (Матф.7,12.).



М.В Карданова,
главный библиотекарь, Российская государственная детская библиотека

Джон Локк о библиотеке юного джентльмена


Людвиг ван Бетховен когда-то сказал:?Нет никакого другого признака человечности, кроме доброты". Воспитать человека ? значит воспитать, ?пробудить? в нем ?чувства добрые? (А. Пушкин).
Статья Марии Васильевны Кардановой рассказывает о том, что ?Локк сформулировал ряд общих методических положений, которые не утратили своей значимости для развития гражданского достоинства человека и личности в условиях современной системы воспитания и образования?. Локк уделяет большое внимание воспитанию нравственности человека через воспитание разума, логического мышления.
Это ясно изложено в простом и точном евангельском изречении "Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними" (Матф.7,12.).
От автора: В этом году исполняется 300 лет со дня смерти знаменитого английского философа ХVII века Джона Локка, создавшего свою систему воспитания и образования юных англичан, интерес к которой сохранился до сих и в других странах. В моей статье рассматривается вопрос о роли книги и чтения в формировании характера и мировоззрения подростка в интерпретации английского философа, педагогические сочинения которого, особенно "Мысли о воспитании", сохранили свое значение до настоящего времени.



"Все испытывайте, хорошего держитесь."
(1-е послание к Фессалоникийцам, 5,21)

Переломное для истории ХVII столетие было временем рационализма и индивидуализма, выразившихся в новом философско-педагогическом осмыслении природы человека и воспитания.
Антифеодальное по существу, оно пересматривало содержание, цели, направленность воспитания и обучения, меняя трактовки идеальной личности. Новая программа воспитания и обучения провозглашала активное, мотивированное образование, включение в него "изучение родного языка, расширение преподавание точных и естественных наук, поощрение преподавания национальной истории и пр. Были поставлены вопросы о всеобщности начального обучения, изменении роли изучения древних и современных языков и литературы. Подчеркивались потребности обновления воспитания детей, образования взрослых, формирования гражданина." /1/. Пример проявления указанных тенденций ? творчество группы видных европейских мыслителей: Бэкона, Гоббса, Декарта, Спинозы, Лейбница, Локка и др.
Знаменитый английский философ Джон Локк (1632-1704), подобно всем вышеперечисленным деятелям Просвещения, известен и как педагог, построивший свою модель воспитания исходя из принципов собственной философской системы. Самое главное для человека ? воспитание физическое, умственное и нравственное, конечную цель которого Локк представлял в античных традициях ? "Mens sana in corpore sano" (?Здоровый дух в здоровом теле? ? лат.), то есть в обеспечении здорового духа в здоровом теле. Локк рекомендует начать воспитание с физического укрепления ребенка, способствующего лучшему восприятию им учебно-воспитательных воздействий. Помимо рекомендаций по физической культуре им разработаны приемы и способы развития мышления человека. По теории Локка у человека нет врожденных представлений и идей. Он появляется на свет, будучи "tabula rasa", "чистой доской", воском, готовым воспринимать окружающий мир посредством внешних чувств, через рефлексию, внутреннее размышление. Отрицание существования врожденных идей ? исходный пункт не только теории познания Локка, но и его гуманистической концепции человека: нет никакой фатальной предопределенности неравенства интеллектуальных и нравственных способностей, ибо вполне возможно и нужно развивать свой разум, волю и добродетель, позволяющие человеку совершенствоваться, управлять собой, сдерживать неразумные желания и порывы.
Философская антропология Локка, направленная против теории "врожденных идей и наклонностей" Лейбница и Декарта, сразу же вела к определенным выводам в педагогике, и прежде всего ? к признанию огромного влияния среды на воспитание, в которой происходит накопление знаний, формирование нравственных убеждений и твердой воли, выработка представлений о полезном и достойном образе жизни. Подобные мотивы можно было встретить еще в диалогах Сократа-Платона, "Этике" Аристотеля, у Плутарха "De education puerorum", Августина "В граде Божьем", Фомы Аквинского, Монтеня "О воспитании детей", Рабле в "Гаргантюа и Пантагрюэле" и т.д. Томас Гоббс, старший современник Локка, считал, что индивиды должны вручать государству и обществу право побуждать их к деятельности на благо общества. /2/.
Не претендуя на первенство, Локк сформулировал ряд общих методических положений, которые не утратили своей значимости для развития гражданского достоинства человека и личности в условиях современной системы воспитания и образования.
Многие представители русской культуры восхищались интеллектуально-нравственным миром ?английского джентльмена?, представленным в педагогическом сочинении Локка "Мысли о воспитании", в котором определяющими являются такие ценности, как готовность к самопожертвованию и преданность социальному долгу. Михаил Васильевич Ломоносов отмечал: "Лейбниц, Кларк, Локк, премудрые рода человеческого учители, предложением правил, рассуждение и нравы управляющих, Платона и Сократа превысили". /3/.
Написанная в 1693 году, книга была впервые переведена с французского на русский в 1759 году Николаем Никитичем Поповским (1730-1760), учеником М.В.Ломоносова ? профессором Московского университета. Оригинал и перевод были высоко оценены современниками. Известный просветитель, журналист, начинатель издательского дела в России Николай Иванович Новиков (1744-1818) в "Опыте исторического словаря о российских писателях" писал: "...сей перевод, по мнению знающих людей, едва не превосходит ли и подлинник". /4/.
В "Мыслях о воспитании" Локка содержится программа образования джентльмена, делового человека нового общества. Отдавая дань светским традициям ? обучению танцам, фехтованию, верховой езде и т.д., Локк настаивал на практической направленности всех учебных мероприятий, необходимых "для деловых занятий в реальном мире". Для совершенствования же разума, кроме всего прочего, Джон Локк считал необходимым определить принципы чтения и круг самостоятельно изучаемой литературы. В последний он включил книги по истории, географии, логике, морали, философии, праву, политике, искусству правильного письма и речи. Рекомендуемый им круг чтения содержится в его "Мыслях о том, что читать и изучать джентльмену" (1703) которые являются как бы библиографическим дополнением к "Мыслям о воспитании". Это небольшое произведение побудил философа написать его знакомый священник Сэмюель Болд для одного из своих прихожан: "М-р Клэвил, для которого по моей просьбе Вы изволили передать рекомендации, касающиеся чтения, сердечно благодарит Вас за них". /5/.
Представления Локка о воспитании, изложенные в его "Мыслях" и других педагогический сочинениях, складывались на основе его личных наблюдений как наставника детей в дворянских семьях и относились не только к мальчикам из обеспеченных семей, но и, в определенной степени, девочкам аналогичного круга. Так, в дружеской переписке с Эдвардом Кларком, составившей основное содержание его главного педагогического сочинения, он давал рекомендации по воспитанию и образованию не только сына Кларка, но и его дочери. Прежде всего, он советовал обучать детей чтению, родному языку и латыни, лучше по книгам с незатейливым, простым и понятным сюжетом, постепенно просвещая их в различных областях знания. Последовательно развивая ум ребенка, родители должны, по мнению философа, заботиться о том, чтобы полученные знания принесли пользу детям в их дальнейшей жизни. /6/.
Чтение, которое Локк рассматривал, в первую очередь, как средство для совершенствования разума, как научное занятие, где книга выполняет роль орудия знания и предмет для размышления и истолкования различных идей и взглядов, должно было, по его мнению, подчинено нескольким требованиям или принципам. "Книги и чтение считаются важными вспомогательными средствами разума и орудиями знания", но при этом нужно иметь в виду, что "ни в одной области разум не нуждается в более тщательном и осторожном руководстве, чем в пользовании книгами; без такого руководства оно может оказаться невинным развлечением, а не полезным употреблением времени, и даст нам малое прибавление знания." /7/. Своеобразный логико-психологический практикум читателю философ дает в своей работе "О пользовании разумом". /8/. Здесь происходит как бы разговор с самим собой: Я (А) и alter EGO, то есть Второе Я (B).
А: Предполагается, что те, кто обо всем читали, также и понимают все.
В: Это не всегда так. Чтение доставляет уму лишь материал знания, мышление превращает прочитанное в наше достояние.
А: Нередко можно встретить людей, которые с неустанным усердием проводят все свое время за книгами, едва оставляя время для сна и еды; они все читают, читают и читают и тем не менее не делают больших успехов в действительном познании, хотя в их интеллектуальных способностях нет никакого дефекта.
В: Ошибка здесь заключается в обычном предположении, будто при чтении знание автора как бы переливается в разум читателя.
А: Это верно?
В: Только при условии, если не просто читать, а читать и понимать написанное.
А: Но что под эти подразумевается?
В: Подразумевается не только понимание того, что утверждается или отрицается в каждом предложении, а обнаружение и прослеживание хода рассуждения автора, уяснение силы и ясности их связи и исследование оснований, на которых они покоятся.
А: Но как человек сможет судить, истинны они или нет, ведь его разум едва-едва усовершенствуется, и он будет думать и говорить лишь в соответствии с книгами, которые прочитал, не имея помимо этого никаких знаний.
В: Произвести проверку умеет не всякий читатель, особенно тот, который предан какой-либо партии и стремится подобрать только тот материал, могущий подкрепить его взгляды.
А: Я вовсе не удивляюсь, встречая людей, которые на каждом шагу сыплют цитатами и так часто опираются на авторитеты, ибо это единственное основание, на котором они строят большую часть своих воззрений.
В: В действительности они обладают знанием, усвоенным из вторых рук, т.е. слепым знанием; это значит, что они оказываются правыми лишь в том случае, если был прав в своем мнении тот, кто у кого они заимствовали это мнение.
А: Таким читателям, видимо, не хватает внимания и усердия.
В: И беспристрастности.
А: Вероятно, это относится и к тем, кто всегда подчиняют свое суждение последнему человеку, которого они слушали или читали.
В: Истина никогда не западает в умы этих людей и не придает им никакой определенной окраски; подобно хамелеону, они окрашиваются под цвет того, что находится перед их глазами, и немедленно теряют и заменяют свою окраску любой другой, которая окажется на их пути.
А: Как же быть? Может, бросить жребий?
В: Со стороны человека столь же неразумно выбирать свои воззрения по жребию, определять свои убеждения метанием кости, как и принимать их из-за новизны или держаться за них потому, что он отдал им свое первое признание и никогда не думал иначе.
А: Как же должен поступить разумный человек?
В: Его ум должен при посредстве строгих правил проследить всякий аргумент до его первоисточника и рассмотреть, на каком основании и насколько прочно он покоится на нем. Это и дает преимущество одному читателю перед другим.
А: Но как это осуществить практически, ведь мир так велик?
В: Этот мир не может разом войти в наши головы целиком; мы должны вводить его в себя по кусочкам и устраивать его внутри себя при помощи нашего собственного усердия; в противном случае мы будем у себя внутри иметь лишь мрак и хаос, каков бы ни был порядок и свет в вещах независимо от нас.
А: На это не хватит человеческих сил, целой жизни.
В: Тот, кто изучит лучшие книги по каждой науке и познакомится с важнейшими авторами различных научных, философских и религиозных направлений, убедится, что ознакомление с воззрениями человечества по самым важным и сложным вопросам вовсе не требует бесконечных трудов.
А: Это сизифов труд без гарантии на успех!
В: Свет, который разрозненные и рассеянные части истины будут бросать одна на другую, настолько поможет его суждению, что он редко будет делать значительные ошибки и не упустит случая проявить ясность мысли и обширность познаний
А: Значит, вопрос о разуме и истине заключается в том, насколько обширны наши знания?
В: Здесь имеется в виду не разнообразие и обилие самого знания, а разнообразие и свобода мышления, усиление способностей и активности души, а не расширение ее владений.
А: Свобода мышления и активность души ? это искусство правильно рассуждать?
В: Да, если польза и цель правильного рассуждения заключается в том, чтобы иметь правильные понятия и суждения о вещах, отличать истину от лжи, правду от неправды и соответственно этому поступать.
А: Опыт софистов говорит обратное. Когда-то знаменитый древнегреческий учитель красноречия Горгий Леонтийский утверждал, что может доказать все, что угодно, независимо от истины и лжи сказанного.
В: Ни в коем случае не допускайте, чтобы ваш ум пристрастился к искусству формальных диспутов, если только вы не хотите, чтобы из вас вышел не способный человек, а ничтожный казуист, упорствующий в споре и гордящийся тем, что он противоречит другим, или, что еще хуже, все оспаривает и считает, что в споре нужно добиваться не истины, а только победы.
А: Вероятно, это менее всего подобает джентльмену?
В: Конечно. Впрочем, нежелание согласиться с ясным доводом, нежелание дать себя убедить ясными аргументами, отказ от истины не подобает всякому, кто претендует на звание разумного существа.
А: Каков же из всего этого следует вывод?
В: Когда человек с помощью упражнения приобрел эту способность усматривать ход рассуждения и связь прочитанного и судить о них, а также доказывать то, чему его пытались научить, ? тогда он станет на верный путь к усовершенствованию своего разума и расширению своих знаний посредством чтения.
Введение читающего джентльмена в науку рассуждений английский философ рассматривает в неразрывной связи с приобретением им искусства речи, чтобы "быть в состоянии наилучшим образом применять свои знания". /9/. Искусство хорошей речи заключается, по его мнению, в двух вещах: ясности и правильности рассуждения. Ясность достигается употреблением надлежащих терминов для идей или мыслей, которые говорящий хочет передать другому. Правильность ? применением логических правил и законов. Разум и речь. Речь и способность рассуждения. Круг замкнулся, но только на первый взгляд, поскольку и то, и другое имеет выход в практику, в опыт через важнейшее посредствующее звено ? книгу. Чтобы достичь разумной речи, следует читать книги, которые признаются написанными самым ясным и правильным языком, свидетельствующим о достоверности событий.
В качестве пособий для изучения искусства рассуждений, письма и речи Джон Локк предлагает, в первую очередь, сочинения античных авторов: трактаты Цицерона о риторическом знании, "Двенадцать книг риторических наставлений" Квинтилиана, ставших одним из первых трудов по речевой педагогике, комедии Теренция, которого римская риторическая школа ценила за изящество и чистоту языка и искусство ведения диалога, поэмы Вергилия, Горация и Ювенала, "Записки" Цезаря, и некоторые другие источники, которые стоит читать и по другим поводам. Кроме античных книг, для формирования вкуса и склонности к правильной мысли, речи и письму следует читать отечественных, английских авторов.

Фигура Френсиса Бэкона /12/ служила для Локка непререкаемым отечественным авторитетом, который видел будущее государства и человека в мудрой политике, развитии науки и техники, и, помимо неустанной государственной и политической деятельности, создал грандиозный труд "Великое восстановление наук", утопический социальный роман "Новая Атлантида", "Историю правления Генриха VII", "Историю Англии".
Локку особенно импонировала мысль Бэкона о культуре и цивилизации, которая, сохраняя возрожденческую традицию связывать прогресс последних с развитием изобразительного искусства, литературы, музыки, архитектуры, с раскрепощением всех человеческих способностей, подчеркивала практическую силу знаний, первоочередность достижений в области науки, техники и промышленного производства. Он считал необходимым расширить границы тех сфер знаний, которые должен изучать джентльмен, включая в них различные ремесла, бухгалтерию, счетоводство, навыки социального поведения, что должно было, по его мнению, усовершенствовать процесс формирования общественных и нравственных устоев личности. При этом его понимание образовательных целей и задач было далеко от узкого буржуазного практицизма; его воспитанник должен был "быть подготовлен не только к успешному ведению коммерческих дел, но и осознавать свою гражданскую ответственность ? быть полезным своей стране и своему классу". /13/.
Важную роль в локковской модели воспитания джентльмена занимали проблемы нравственности. По мнению философа, польза и цель правильного рассуждения и речи совпадают с требованиями морального сознания, которые заключаются в том, чтобы иметь правильные понятия и суждения о вещах, отличать истину от лжи, правду от неправды и соответственно этому строить свои поступки.
Локк был убежден, что джентльмену необходимо изучать мораль ? и как человеку, и ради его гражданских и личных обязанностей: "Я считаю добродетель первым и самым необходимым из тех упомянутых качеств, которыми должен обладать простой человек или джентльмен, и вижу в ней абсолютное условие, при котором он только и может пользоваться признанием и любовью других и иметь цену и какое-либо значение в собственных глазах. Без нее, я думаю, он не будет счастлив ни в этом, ни в ином мире". /14/.
Для знакомства с развитием этики и морали в языческом мире Локк отсылает читателя к трактату Цицерона "Об обязанностях", а в христианском ? направляет его к Новому завету. При этом он не рекомендует чтение всей Библии без разбора, считая, что только избранные места Писания могут оказаться подходящими для того, чтобы приохотить юного джентльмена к чтению и нравственному поведению. История Иосифа и его братьев, Давида и Голиафа, Давида и Ионафана и другие, демонстрирующие доступные и ясные моральные правила, наподобие всем известного ? "Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними" (Матф.7,12.), ? могут дать общее представление о том, чему он должен главным образом верить и следовать в жизни. /15/.
Нравственные качества джентльмена, составляющие существенное богатство души, в единстве с интеллектуальными способностями и практическими талантами, по мнению Локка, должны быть эстетически оформлены. "Тот, кто хочет быть приятным, должен придавать своим поступкам не только силу, но и красоту... В дурно воспитанном человеке смелость принимает вид грубости..., ученость становится в нем педантизмом, остроумие ? шутовством, простота ? неотесанностью, добродушие ? льстивостью. Изящная манера и форма во всем ? вот что украшает человека и делает его привлекательным. Это искусство дается сочетанием хорошего общества и наблюдательности". /16/.
Но это еще не все, к чему следует стремиться читающему юному джентльмену; он должен, кроме того, иметь желание совершенствоваться также в политическом искусстве, настолько, чтобы быть в состоянии в будущем участвовать в государственной жизни. "Для джентльмена, чье призвание ? в служении отечеству... более всего подобает заниматься вопросами нравственными и политическими... И к его призванию самым непосредственным образом относятся науки о добродетелях и пороках, о гражданском обществе и видах правления, а также право и история... Джентльмену достаточно воспринять идеи, относящиеся к его призванию; он найдет их в книгах на вышеупомянутые темы." /17/.
Политика представляется Локком состоящей из двух весьма различных частей: первая касается возникновения общества, происхождения и пределов политической власти, вторая ? искусства управления людьми в обществе.
В соответствующих книгах, как он считает, нет недостатка.
Что касается второй части политики ? искусства управления, то здесь, по мнению философа, лучшие учителя ? опыт и история, преимущественно отечественная. Английский джентльмен должен быть сведущ в истории Англии, начиная с самых ранних из сохранившихся свидетельств, присоединяя к этому законы, сложившиеся в различные эпохи ее истории, изучая их в моменты государственных перемен, и как они создавались. Настоящим домашним учебником в этом отношении, по мнению Локка, могла служить ? "Общая истории Англии, церковная и гражданская" Джеймса Тиррела, в которой находились ссылки на всех отечественных авторов, которые занимались государственными делами и к которым читатель мог обратиться по любому вопросу. Отдельные эпохи истории Англии лучше всего было изучать по сочинениям Френсиса Бэкона о Генрихе VII, Герберта о Генрихе VIII, Барнета "История Реформаций".
Все это, естественно, не исключало знакомство с общей историей, начиная с античных авторов, таких как Тит Ливий (59 -17 до н.э.), давший художественное изложение всей истории Рима ? "От основания города", и кончая отечественными, как например, "Всемирная история" Уолтера Рэли (1552-1618), известного английского мореплавателя, организатора колонизаторских рейдов в Северную и Южную Америку, поэта и ученого, просидевшего почти 13 лет в Тауэре, где занимался научными исследованиями.
Помимо историков, Локк советовал читать юристов прошлого, например, Джона Сэдлера (1615-1674), главы колледжа святой Магдалины в Кембридже о старинном государственном устройстве Англии или Эдуарда Кока (1552-1634), известного английского правоведа и политического деятеля, автора юридического трактата "Институция английских законов".
Чтение по политической истории и юриспруденции Локк считал обязательным дополнить знакомством с хронологией /18/ и географией. Для джентльмена общая география просто необходима. Без этого он не сможет хорошо понимать даже газеты. Необходимо также и хорошее собрание географических карт. К этому можно добавить книги о путешествиях, сочетающих увлекательность с полезностью, принадлежащих различным европейским авторам: французским ? Мельсихеду Тевено, Франсуа Пирару, Пьеру Бержерону, Габриэлю Сагару, Франсуа Бернье.; итальянским ? Джованни Батиста Рамуцио; английским ? Джорджу Сэндису, Томасу Роу, Эдуарду Брауну, Томасу Гейджу, Уильяму Дэмпиеру, Оншему Черчилл, издавшему в 1704 году "Собрание путешествий" в 4-х томах. Что до хронологии, то наилучшим, по мнению Локка, является "Theatrum Historicum sive Chronologiae systema nova" ("Пространство Истории, или Новая Хронология") гессенского профессора Христофера Гельвикуса, которого надо всегда держать под рукой. /19/.
Для умения управлять собой и другими в частной и государственной жизни требуется знание людей. В этих целях Локк рекомендовал книги, помогающие проникнуть в человеческую природу. Это сочинение Аристотеля о страстях во второй книге "Риторики", "Характеры" французского моралиста Жана Лабрюйера (1645-1696), сатирические сочинения знаменитых римских поэтов Ювенала, Персия, Горация, которые учат читателя познавать человеческую природу, хотя и рисуют пороки людей.
Рекомендуемый круг чтения с необходимостью включает и книги еще одного рода, которые служат джентльмену поддержкой в его занятиях, - всевозможные словари: латинский, английский, особенно юридических терминов, географический, исторический и пр. Они очень подходят для библиотеки джентльмена, ибо содержат ученые суждения, касающиеся всех наук. Среди энциклопедических изданий Локк выделял двухтомный "Исторический и критический словарь" французского философа и просветителя Пьера Бейля (1647-1706), "Словарь средневековой и варварской латыни" и Словарь средневекового и варварского греческого языка" Шарля Дюканжа (1610-1688), французского историка, филолога, археолога и нумизмата, которыми специалисты пользуются до сих пор.
Настраивая читателя на серьезный лад на дороге знаний, английский философ и педагог не упускает из вида еще одну пользу от чтения ? развлечение и удовольствие.
Занимательная книга, по его мнению, подобна бумерангу. Она вознаграждает читателя за труд, потраченный на серьезное чтение, постоянно возвращая его к последнему: "Развлечь порою душу надо отдыхом, / Чтоб стала вновь способней к размышлению." /20/
Для этой цели он рекомендовал басни Эзопа, так как "эти рассказы, пригодные для того, чтобы позабавить и заинтересовать ребенка, в то же время способны навести на полезные размышления даже взрослого человека; и если он запомнит их на всю жизнь, то не пожалеет, что они содержались в его памяти рядом со зрелыми мыслями и серьезными вещами".
Кроме того, "басни Эзопа (почти единственная, насколько мне известно, книга, подходящая для детей) могут дать им материал для письменных упражнений в английском языке, а также для чтения и перевода при первоначальном ознакомлении с латинским языком". /21/. Другой книгой, которая, по его мнению, которая могла быть использована для той же цели, является "Рейнеке-Лис", средневековый эпос, аллегорическая сатира на феодальное общество, которая в переводе на английский язык первопечатника Уильяма Кэкстона (1422-1491), появилась в 1481 году.
Для читателей постарше Локк рекомендовал роман Сервантеса: " Из всей художественной прозы я не знаю книги, равной "Истории Дон-Кихота Сервантеса по полезности, остроумию и неизменному следованию чувства приличия". /22/ .
Обозначив три вида чтения: образовательное, развлекательное и воспитательное, взятое в самом широком смысле слова как воспитание разума и души, Локк расположил их на карте литературных интересов и предпочтений джентльмена, по которой должна строиться его домашняя и школьная библиотека.
С точки зрения современного читателя и библиографа, рекомендованный Локком круг чтения носит во многом антикварный характер. Сохраняют свое значение "радиусы", "параллели" и "меридианы" всей литературной страны, "литературной республики", по выражению локковского протагониста /23/ Г.В. Лейбница: " Для нас важно быть осведомленными и о наших недочетах, чтобы их исправлять, и о наших возможностях, чтобы их использовать; важно и сохранить историю открытий для разработки метода открытия, и воздвигнуть вечные памятники первооткрывателям, дабы лучшие дарования такими примерами и вознаграждениями побуждались к подобным дерзаниям". /24/
В этом плане библиографические рекомендации Локка могут быть рассмотрены как своеобразное пособие, хрестоматия по философии чтения, понимаемой не только в смысле техники и технологии чтения, обращения с книгами и их собранием, а, главным образом, стратегических вопросов воспитания характера и мировоззрения юного читателя в традициях отечественной и мировой культуры. В своих педагогических сочинениях, особенно в "Мыслях о воспитании" и "Мыслях о том, что читать и изучать джентльмену", английский философ постоянно подчеркивал, что литература, книга, текст ? это не просто чтение, а определенная философия жизни. В связке ? Культура, Человек и Мир, - она служит посредствующим звеном, одновременно отражающим и творящим окружающую реальность. Чтение в этом широком мировоззренческом значении переключает читательское сознание на метауровень, который "покажет ему порядок, строй и красоту целого" и позволит справедливо оценить отдельные его области "соответственно порядку и полезности каждой из них". /25/

ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Джуринский А.Н. История образования и педагогической мысли.- М.: Владос-Пресс, 2003.-400с. С.157
2. Швейцер А. Обоснование этики в ХVII-ХVIII столетиях. // Швейцер А. Культура и этика. Ч.2, гл.7. http://www.az-design.ru/Projects/AZLibrCD/ba1/ea2c9/books/001btoc.shtml
3. Ломоносов М.В. Философия и естествознание. // Ломоносов М.В. Избр. философские произведения. ? М.: Политическая литература, 1950. С.125.
4. Локк Д. Соч.: В 3-х т. ? М.: Мысль, 1985. Т.3- С.642.
5. Там же. С. 647.
6. Лабутина Т.Л. Женское образование в стюартовской Англии (1603-1714 гг.) // Новая и новейшая история.-?2.-2001. http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/HISTORY/BABES.HTM
7. Локк Д. Соч.: В 3-х т. ? М.: Мысль, 1985. Т.2, с.224.
8. Локк Д. "О пользовании разумом". // Локк Д. Соч.: В 3-х т. ? М.: Мысль, 1985. Т.2.
9. Локк Д. Соч.: В 3-х т. ? М.: Мысль, 1985. ? Т.3.? С.610.
10. Хазагеров Т.Г., Ширина Л.С. Из истории риторики в мире. // Русский язык.-?22 (52) 23 ноября 2000г. http://www.relga.rsu.ru/n52/rus52.htm
11. Распопин В.Н. Лекции по истории зарубежной литературы. Эпоха Ренессанса. Англия. ХVI век. ? Новосибирск: Рассвет, 2003. ? http://www.rassvet.websib.ru/author.htm?1&1
12. Бэкон Фрэнсис (1561-1626) ? английский государственный деятель, ученый и философ. Важнейшую задачу знания он видел в изучении природы и целесообразном преобразовании культуры на основе естественных наук.
13. История социальной педагогики (Становление и развитие зарубежной социальной педагогики): Учебник / Под ред. В.И.Беляева. ? М.: Гардарики, 2003.?255с. С.122.
14. Локк Д. Мысли о воспитании. // Локк Д. Соч.: В 3-х т. ? М.: Мысль, 1985. ? Т.3. ? С. 533.
15,16, 17. Там же, с.484, 609, 611.
18. Хронология ? историческая дисциплина, устанавливающая даты исторических событий и документов.
19. Локк Д. "Мысли о том, что читать и изучать джентльмену" // . Локк Д. Соч.: В 3-х т. ? М.: Мысль, 1985. Т.3, с. 613.
20. О шутке и серьезности. // Античная басня. ? М.: Художественная литература, 1991. С.295).
21, 22. Локк Д. Соч.: В 3-х т. ? М.: Мысль, 1985. Т.3, с.551, 614.
23. Протагонист ? гр.-состязающийся в первенстве.
24. Лейбниц Г.-В. Литературная республика. // Лейбниц Г.-В. Соч.: В 4-х т. ? М.: Мысль, 1984. Т.3-737с. С. 425.
25. Локк Д. Соч.: В 3-х т. ? М.: Мысль, 1985. Т.2, с.216.




 

АК@ДЕМИЧЕСКИЕ КУРСЫ

Диски с уникальными авторскими видеолекциями, по актуальным вопросам современной школы
 Навигация
Первая страница
Читаем официальные материалы
Наши проблемы
Заочная школа библиотекаря
В объективе - регион
Конференции, совещания, семинары
Повышаем свою квалификацию
Адрес опыта
Из истории российского учебника
С компьютером на "ты"
Диалог поколений
Сценарии
Библиограф рекомендует
Читалка "ШБ"
Журнал в журнале
Диалог поколений
У наших зарубежных коллег
Звонок на урок

 Поиск
 

 Партнеры
Первое в России электронное еженедельное издание для незрячих 'Колесо познаний' Редакция еженедельника "Колесо познаний" приглашает к сотрудничеству творческих педагогов, специалистов по вопросам инклюзивного и специального образования.
Авторам предоставляется документ о публикации

Первая страница | Читаем официальные материалы | Наши проблемы | Заочная школа библиотекаря | В объективе - регион | Конференции, совещания, семинары | Повышаем свою квалификацию | Адрес опыта | Из истории российского учебника | С компьютером на "ты" | Диалог поколений | Сценарии | Библиограф рекомендует | Читалка "ШБ" | Журнал в журнале | Диалог поколений | У наших зарубежных коллег | Звонок на урок |

© 2001 Школьная библиотека