Официальный сайт
Всероссийской школьной
библиотечной ассоциации

Первая страница | Читаем официальные материалы | Наши проблемы | Заочная школа библиотекаря | В объективе - регион | Конференции, совещания, семинары | Повышаем свою квалификацию | Адрес опыта | Из истории российского учебника | С компьютером на "ты" | Диалог поколений | Сценарии | Библиограф рекомендует | Читалка "ШБ" | Журнал в журнале | Диалог поколений | У наших зарубежных коллег | Звонок на урок |



09.03.2005 Во всем мне хочется дойти до самой сути...

Литературный вечер, посвященный творчеству
Бориса Леонидовича Пастернака (1890 ?1960)
К 105-летию со дня рождения


О. Н. Колесникова,
зав. библиотекой лицея ?5
г. Ельца, Липецкой областиНа столике, за которым сидят ведущие ? свеча. На стене ? портрет Б. Пастернака.

ЦИТАТЫ:
Он награжден каким-то вечным детством
Той щедростью и зоркостью светил,
И вся земля была его наследством,
А он её со всеми разделил.
А.Ахматова

Где человек, до конца понявший Пастернака?
Пастернак ? это ?тайнопись?, ?иносказание?, ?шифр?.
М. Цветаева

Навсегда, останется в истории литературы имя Бориса Пастернака ? неповторимого русского лирика. Людям всегда будет нужна, его одухотворенность, чудесная и полная жизни поэзия.
Н. Банников

Поэзия, я буду клясться
Тобой?
Б. Пастернак

Читается стихотворение А. Галича ?Памяти Б.Л. Пастернака?


1 Ведущий: Писатель, о чьей судьбе мы будем говорить сегодня ? Борис Пастернак ? крупнейший поэт двадцатого столетия. Он начал литературную работу еще до Октября, в десятых годах. 1912 годом помечено стихотворение, которым обычно открываются ныне книги поэта; в1913 году он уже печатался, в 1914 году выпустил свой первый стихотворный сборник ?Близнец в тучах?, а в 1917 году второй ? ?Поверх барьеров?.
2 Ведущий: Он родился в Москве, 10 февраля 1890 года. Отец его, Леонид Осипович Пастернак, был известным художником, преподавал в училище живописи, ваяния и зодчества, иллюстрировал первую публикацию романа Толстого ?Воскресение?, был человеком, близким Толстому, Рахманинову, Менделееву.
Мать поэта была профессиональной одаренной пианисткой. Может быть, поэтому в ранней молодости Борис выбирал между музыкой и поэзией. Выбрал второе, несмотря на то, что его кумир, его идол ? композитор Скрябин, прослушав его музыкальные сочинения, ?поддержал, окрылил, благословил?.
3 Ведущий: Учился в классической гимназии и на философском отделении историко-филологического факультета Московского университета. Еще гимназистом, а затем студентом прошел предметы композиторского факультета консерватории.
Весной 1912 года едет в Марбург и весь летний семестр занимается в Марбургском университете философскими дисциплинами, затем, покинув Марбург, совершив поездку в Италию, возвращается в Москву. С тех пор, оборвав занятия и музыкой, и философией, осознает себя поэтом.
3 Ведущий: Пастернак в поэзии ? живописец. Его стихи ? живое письмо. Живое ? имеющее цвет, вкус, звук. Недаром как заклинание произносит поэт, убеждая себя и других:
Но быть живым, живым и только.
Живым и только ? до конца.
Одно из самых ранних, самых ?живых? стихотворении поэта ? ?Февраль?... (Читается ст. ?Февраль?).

Чтец:
Февраль. Достать чернил и плакать!
Писать о феврале навзрыд,
Пока грохочущая слякоть
Весною черною горит.
Достать пролетку. За шесть гривен,
Чрез благовест, чрез клик колес
Перенестись туда, где ливень
Еще шумней чернил и слез.
Где, как обугленные груши,
С деревьев тысячи грачей
Сорвутся в лужи и обрушат
Сухую грусть на дно очей.
Под ней проталины чернеют,
И ветер криками изрыт,
И чем случайней, тем вернее
Слагаются стихи навзрыд.

5 Ведущий: Стихи Пастернака ?срываются? и ?обрушиваются? и надо или отойти в сторону от этого потока или выдержать его, не захлебнувшись. Иногда сквозь слова, как сквозь ливень, увидятся и ?тополь обветшало-серый?, и чернеющие швы полозьев на ?мерзлом нарыве мостовых?, и ?прозрачные крыши домов. Только тогда ?засребрятся малины листы, запрокинувшись кверху изнанкой?, и лихач поскачет в белом облаке, ?черным храпом карет перекошен?. Приглядитесь к цветам ? черный, серый, серебристый, белый. А ведь в этих стихах и зима, и весна, и осень... Неужели пастернаковский мир так черно-бел? Если смотреть на его поэзию, как на немое кино, ? да. Но в том-то и дело, что Пастернак воссоздает для нас мир озвученный, переполненный звуками, ?изрытый ими?.
И вот уже совсем не в черно-белом грохочет ?ромб предрассветных площадей?, из глубины веков слышен молодой петербургский ?горячечный гам рубанков, снастей и пищалей?, ?пристани бьют в ладоши?, ?гремит плавучих льдин резня?.
1 Ведущий: В начале поэтической деятельности Бориса Пастернака было весьма просто войти в одну из литературных групп, коих в ту пору существовало множество, и все они имели программы, манифесты и мудреные названия. В силу дружбы с Николаем Асеевым Пастернак оказался в литературной группе так называемых умеренных футуристов под названием ?Центрифуга?. Печатал стихи и статьи в сборниках этой группы, не придерживалось, впрочем, поставленных ею рамок и требований. Личная дружба с Асеевым продлилась более длительный срок, чем совместная работа в ?Центрифуге?.
В те годы написаны стихи ?Я в мысль глухую о себе... ?Сумерки... словно оруженосцы роз...?, ?Сегодня мы исполним грусть его?, ?Сон? и многие другие. Среди них и ?Марбург?, впоследствии высоко ценимый Владимиром Маяковским.
(Читается ст. ?Марбург?)

ЧТЕЦ:
Я вздрагивал. Я загорался и гас.
Я трясся. Я сделал сейчас предложенье,-
Но поздно, я сдрейфил, и вот мне ? отказ.
Как жаль ее слез! Я святого блаженней.
Я вышел на площадь. Я мог быть сочтен
Вторично родившимся. Каждая малость
Жила и, не ставя меня ни во что,
B прощальном значеньи своем подымалась.

Инстинкт прирожденный, старик-подхалим,
Был невыносим мне. Он крался бок о бок
И думал: "Ребячья зазноба. За ним,
К несчастью, придется присматривать в оба".

"Шагни, и еще раз",? твердил мне инстинкт,
И вел меня мудро, как старый схоластик,
Чрез девственный, непроходимый тростник
Нагретых деревьев, сирени и страсти.

"Научишься шагом, а после хоть в бег",?
Твердил он, и новое солнце с зенита
Смотрело, как сызнова учат ходьбе
Туземца планеты на новой планиде.

Одних это все ослепляло. Другим ?
Той тьмою казалось, что глаз хоть выколи.
Копались цыплята в кустах георгин,
Сверчки и стрекозы, как часики, тикали.
Плыла черепица, и полдень смотрел,
Не смаргивая, на кровли. А в Марбурге
Кто, громко свища, мастерил самострел,
Кто молча готовился к Троицкой ярмарке.

Желтел, облака пожирая, песок.
Предгрозье играло бровями кустарника.
И небо спекалось, упав на кусок
Кровоостанавливающей арники.
В тот день всю тебя, от гребенок до ног,
Как трагик в провинции драму Шекспирову,
Носил я с собою и знал назубок,
Шатался по городу и репетировал.

2 Ведущий: Существовала какая-то таинственная, глубинная связь между обликом, психическим складом этого человека и характером его стихов. С первых своих шагов в поэзии Борис Пастернак обнаружил особый почерк, особый строй художественных средств и приемов. К стихам Пастернака читателю надо было привыкать, надо было в них вживаться. Многое в них ошеломляло, ставило в тупик.
Самая обычная картина иногда рисовалась под совершенно неожиданным зрительным углом. Будто торопясь зафиксировать поток явлений, Пастернак в своих ранних стихах пропускает несущественное, прерывает, нарушает логические связи, представляя о них догадываться. Любое явление поэт стремится словно бы захватить врасплох, описать его, как он однажды выразился ?со многих концов разом?. Стремление ?поймать живое?, ?мгновенная, рисующая движение живописность? ? так определял впоследствии эту манеру письма сам Пастернак.
3 ВЕДУЩИЙ: В стихах поэта всегда ощущается не наигранный, а глубоко естественный, даже стихийный лирический напор, порывистость, динамичность. Строчки его стихов, по выражению Виктора Шкловского, ?рвутся и не могут улечься, как стальные прутья, набегают друг на друга, как вагоны внезапно заторможенного поезда?. Стремительный натиск образов, поток красок, света...
Лучшие стихи из ранних его книг несут на себе отблеск редкостной проникновенности, озаренности. В стихах Пастернака есть строфы удивительной изобразительной яркости и силы. Это ?узкие свистки? парохода близ набережной, и ?тяжесть запонок? у капель, и ?яблони прибой?, и ?бранчливая влага?. А ?намокшая воробушком сиреневая ветвь?? Кажется, и сегодня она готова брызнуть на страницу каплями летнего ливня, опьянить ароматом лиловых соцветий.
(Читается отрывок из поэмы ?Лейтенант Шмидт?.)

ЧТЕЦ:
Напрасно в годы хаоса
Искать конца благого.
Одним карать и каяться.
Другим ? кончать Голгофой.

Как вы, я ? часть великого
Перемещенья сроков,
И я приму ваш приговор
Без гнева и упрека.

Наверно, вы не дрогнете,
Сметая человека.
Что ж, мученики догмата,
Вы тоже ? жертвы века.

Я тридцать лет вынашивал
Любовь к родному краю,
И снисхожденья вашего
Не жду и не теряю.

Как непомерна разница
Меж именем и вещью!
Зачем Россия красится
Так явно и зловеще!

Едва народ по-новому
Создал конец опеки,
Его от прав дарованных
Поволокли в аптеки.

Все было вновь отобрано.
Так вечно, пункт за пунктом,
Намереньями добрыми
Доводят нас до бунта.

В те дни, ? а вы их видели,
И помните, в какие, ?
Я был из ряда выделен
Волной самой стихии.
Не встать со всею родиной
Мне было б тяжелее,
И о дороге пройденной
Теперь не сожалею.
Поставленный у пропасти
Слепою властью буквы,
Я не узнаю робости,
И не смутится дух мой.
Я знаю, что столб, у которого
Я стану, будет гранью
Двух разных эпох истории,
И радуюсь избранью?.

4 ВЕДУЩИЙ: Хотя автор, кажется, и не заботится о психологической достоверности образа Шмидта ? в монологе ощутима тревога и боль Пастернака.
И все же поэт стремился ?заговорить? эту тревогу, овладевавшую умами наиболее проницательных современников. После гибели Николая Гумилева и крестьянского поэта Алексея Галина, Сергея Есенина и Владимира Маяковского Пастернак все еще стремился загладить трагедию ссылками на исторические параллели и ?выписками из книг?:

Но лишь сейчас сказать пора,
Величьем дня сравненье разня:
Начало славных дней Петра
Мрачили мятежи и казни.

Итак, вперед, не трепеща
И утешаясь параллелью,
Пока ты жив и не моща,
И о тебе не пожалели.

5 ВЕДУЩИЙ: 1931 год... И под эти ямбы, исторгнутые из души поэта искренним желанием обмануть себя и эпоху, гнали и гнали на север эшелоны с раскулаченными, устилая придорожные насыпи десятками тысяч трупов.
Пастернак в те годы предпочитает не витийствовать на публичных сборищах. Практически не пишет. Можно предположить, что его молчание связано с впечатлениями от поездки на Урал летом. 1932 года. Много позднее Пастернак вспоминает: ?В начале тридцатых годов было такое движение среди писателей ? стали ездить по колхозам, собирать материалы для книг е новой деревне. Я хотел быть со всеми и тоже отправился в такую поездку с мыслью написать книгу. То, что я там увидел, нельзя выразить никакими словами. Это было такое нечеловеческое, невообразимое горе, такое страшное бедствие, что оно... не укладывалось в границы сознания. Я заболел, целый год не мог писать?.
1 ВЕДУЩИЙ: Когда поэт вновь обрел дар творческой речи, его стиль изменился неузнаваемо. Изменилось мировидение, ощущение жизни. Преобразился он сам.
Новая книга называлась ?На ранних поездах? ? по стихотворению, написанному в январе 1941 года. Вот как и вот о чем писал теперь Пастернак:
(Читается стихотворение ?На ранних поездах?.)
ЧТЕЦ:
Я под Москвою эту зиму,
Но в стужу, снег и буревал
Всегда, когда необходимо,
По делу в городе бывал.

Я выходил в такое время,
Когда на улице ни зги,
И рассыпал лесною темью
Свои скрипучие шаги.

Навстречу мне на переезде
Вставали ветлы пустыря.
Надмирно высились созвездья
В холодной яме января.

Обыкновенно у задворок
Меня старался перегнать
Почтовый или номер сорок,
А я шел на шесть двадцать пять.

Вдруг света хитрые морщины
Сбирались щупальцами в круг.
Прожектор несся всей махиной
На оглушенный виадук.

В горячей духоте вагона
Я отдавался целиком
Порыву слабости врожденной
И всосанному с молоком.

Сквозь прошлого перипетии
И годы войн и нищеты
Я молча узнавал России
Неповторимые черты.

Превозмогая обожанье,
Я наблюдал, боготворя.
Здесь были бабы, слобожане,
Учащиеся, слесаря.

В них не было следов холопства,
Которые кладет нужда,
И новости и неудобства
Они несли как господа.

Рассевшись кучей, как в повозке,
Во всем разнообразьи поз,
Читали дети и подростки,
Как заведенные, взасос.

Москва встречала нас во мраке,
Переходившем в серебро,
И, покидая свет двоякий,
Мы выходили из метро.

Потомство тискалось к перилам
И обдавало на ходу
Черемуховым свежим мылом
И пряниками на меду.

1 ВЕДУЩИЙ: Поразительные стихи! И не только неслыханной простотой эти строки отмечены. Они проникнуты живым теплом, любовью к утренним попутчикам поэта. Куда девалась холодноватая отстраненность ранних поэм!
Поэту, еще совеем недавно завороженно вглядывавшемуся в ?траву под ногами? в поисках поэзии, открылись ?России неповторимые черты?. И он увидел то, что под силу прозреть лишь ?вещим зеницам?. Лица людей как бы высвечены отблеском будущих сражений. Очищены от повседневной шелухи. Вписаны в историю.
2 ВЕДУЩИЙ: Начало Великой Отечественной войны поэт встретил, живя в подмосковном поселке Переделкино. Он пишет стихи, в которых в полный голос звучит патриотическая тема.. Борис Пастернак проходит курсы военного обучения. Он добивался разрешения пойти на фронт, но был с семьей эвакуирован в город на Каме Чистополь, где жили в ту пору и другие писатели.
В 1943 году с бригадой, в которую входили Серафимович, Иванов, Федин и другие писатели, Пастернак ездил на Орловский участок фронта. После этой поездки были написаны: большой цикл стихотворений, очерки в прозе, напечатанные много позднее, поэма ?Зарево?, осуществленная частично. Со своими спутниками поэт колесил по военным дорогам Орловского и Калужского краев. В его заметках изображены места боев, беседы с солдатами и жителями освобожденных сел.

3 ВЕДУЩИЙ: Стихам того периода присущи классическая простота и ясность. Стихи одухотворены присутствием открывшегося поэту ?огромного образа России?.
Уже в самом начале войны поэт пишет стихотворение. ?Страшная сказка?, в котором утверждает, что война будет вспоминаться как страшная сказка, что по заслугам воздастся тем, кто ? делал, что хотел. Как Ирод в Вифлееме?.
(Читается стихотворение ?Страшная сказка?)
ЧТЕЦ:
Все переменится вокруг.
Отстроится столица.
Детей разбуженных испуг
Вовеки не простится.

Не сможет позабыться страх,
Изборождавший лица.
Сторицей должен будет враг
За это поплатиться.

Запомнится его обстрел.
Сполна зачтется время,
Когда он делал, что хотел,
Как Ирод в Вифлееме.

Настанет новый, лучший век.
Исчезнут очевидцы.
Мученья маленьких калек
Не смогут позабыться.

4 ВЕДУЩИЙ: Очень много стихотворений у Пастернака посвящено природе. В таком постоянном и пристальном внимании поэта к земным просторам, к веснам и зимам, к солнцу, к снегу, к дождю кроется едва ли не главная тема всего его творчества ? благоговение перед чудом жизни, чувство благодарности к ней.
Тютчевское удивление перед ?божьим миром? ? так любил называть его поэт ? не оставляло Пастернака до самой кончины.
Взволнованно, как большие события своей собственной жизни, переживал он все, что творится в природе, ? все ее оттепели, закаты, снега и дожди ? и радовался им бесконечно. И даже когда в Переделкино наступала ?глухая пора листопада? и вся окрестность покрывалась унылою изморозью, он встречал эту мрачную пору как подарок судьбы:
И белому мертвому царству,
Бросавшему мысленно в дрожь,
Я тихо шепчу: ?Благодарствуй?,
Ты больше, чем просишь, даешь.???????????
(?Иней?)
5 ВЕДУЩИЙ: Это ?благодарствуй? мы слышим во всех его стихах о природе. Порою это слезы умиления и счастья:
Природа, мир, тайник вселенной,
Я службу долгую твою,
Объятый дрожью сокровенной,
В слезах от счастья отстою.

Иным эти ?слезы от счастья? могут показаться писательской позой. Но таков он был на самом деле: безмерная впечатлительность, порывистость, необузданность чувств была одним из основных его качеств.
Как бурно, самозабвенно, неистово и щедро описывает поэт весну в Переделкино, которая обычно начинается тем, что из лесу к речке, к запруде пробивает себе дорогу ручей ? на том же самом месте, что и в предыдущие года. Для Пастернака это самый радостный праздник.
(На фоне тихой музыки звучит стихотворение ?Опять весна?).
ЧТЕЦ:
Поезд ушел. Насыпь черна.
Где я дорогу впотьмах раздобуду?
Неузнаваемая сторона,
Хоть я и сутки только отсюда.
Замер на шпалах лязг чугуна.
Вдруг ? что за новая, право, причуда?
Бестолочь, кумушек пересуды...
Что их попутал за сатана?

Где я обрывки этих речей
Слышал уж как-то порой прошлогодней?
Ах, это сызнова, верно, сегодня
Вышел из рощи ночью ручей.
Это, как в прежние времена,
Сдвинула льдины и вздулась запруда.
Это поистине новое чудо,
Это, как прежде, снова весна.

Это она, это она,
Это ее чародейство и диво.
Это ее телогрейка за ивой,
Плечи, косынка, стан и спина.
Это Снегурка у края обрыва.
Это о ней из оврага со дна
Льется без умолку бред торопливый
Полубезумного болтуна.

Это пред ней, заливая преграды,
Тонет в чаду водяном быстрина,
Лампой висячего водопада
К круче с шипеньем пригвождена.
Это, зубами стуча от простуды,
Льется чрез край ледяная струя
В пруд и из пруда в другую посуду, ?
Речь половодья ? бред бытия.

5 ВЕДУЩИЙ: Стихи эти ? сами ?чародейство и диво?, они сами звучат, как весенний ручей.
1 ВЕДУЩИЙ: Стихи Пастернака, если в них вчитаться, по существу, не знают деления природы на неживую и живую. Пейзаж существует в них на равных правах с человеком, с автором. Для Пастернака важен не только его собственный взгляд на природу; поэт как бы убежден, что и сама природа смотрит на автора, чувствует его и объясняется от его собственного имени.
Всмотримся, например, в стихотворение Пастернака под скромным названием ?Сосны?. С первого взгляда, это просто точнейшее изображение деревьев, в тени которых отдыхает поэт. Он лежит на спине, глядя в небо, ?В траве, меж диких бальзаминов, ромашек и лесных купав?. Но он не ограничивается одним описанием. Здесь, под соснами, его осеняют высокие мысли о победе духа над пространством и временем. Он переживает одну из тех минут растворения человека в природе, когда у него исчезает опущение своего отдельного ?Я?:
(Читается стихотворение ?Сосны?)

ЧТЕЦ:
В траве, меж диких бальзаминов,
Ромашек и лесных купав,
Лежим мы, руки запрокинув
И к небу головы задрав.

Трава на просеке сосновой
Непроходима и густа.
Мы переглянемся и снова
Меняем позы и места.

И вот, бессмертные на время,
Мы к лику сосен причтены
И от болезней, эпидемий
И смерти освобождены.

И так неистовы на синем
Разбеги огненных стволов,
И мы так долго рук не вынем
Из-под заломленных голов,

И столько широты во взоре,
И так покорны все извне,
Что где-то за стволами море
Мерещится все время мне.

А вечерами за буксиром
На пробках тянется заря
И отливает рыбьим жиром
И мглистой дымкой янтаря.

А волны все шумней и выше,
И публика на поплавке
Толпится у столба с афишей,
Неразличимой вдалеке.

И вот, бессмертные на время,
Мы к лику сосен причтены,
И от болей, и эпидемий,
И смерти освобождены.

2 ВЕДУЩИЙ:
?Бессмертные на. время? ? превосходная формула иллюзорного освобождения от оков времени, освобождение, которое испытывает каждый из тех, кому дано хоть на миг раствориться в природе.
Но этого мало. В этом же стихотворении поэт сбрасывает с себя и другие оковы ? оковы пространства. Вдруг по прихоти воображения он видит, ?видит ясно до галлюцинаций?, за этими подмосковными соснами ? море. И такими убедительными, точными, горячими красками с таким изобилием конкретных деталей рисует возникший у него перед глазами неоглядный кипучий простор, что и мы переселяемся туда вместе с ним.
3 ВЕДУЩИЙ: Всеми поэтами при создании лучших лирических стихов двигала любовь. Пастернак не исключение. Наверное, благодаря его эмоциональности, страстной чувственности, самозабвенности и щедрости, поэт пишет такие прекрасные стихи, как ?Никого не будет в доме...?, ?Любить иных тяжелый крест...?, ?Ты здесь, мы в воздухе одном...?, ?Любимая, ? молвы слащавой...? и другие.
(Звучит песня на стихи Б. Пастернака ?Никого не будет в доме...?)

4 ВЕДУЩИЙ: Есть у Пастернака стихи, посвященные людям, чья судьба касалась и трогала поэта ? Брюсову, Ахматовой, Цветаевой, Мейерхольдам. Искренняя и нежная дружба, возникшая в 1922 году, связывала Пастернака с Анной Андреевной Ахматовой. Дружба не прерывалась до самой его смерти. Всегда Пастернака поддерживала Марина. Цветаева. С ней он обменивался письмами, посвятил ей ?Лейтенанта Шмидта?. Он восхищался тем, что писала Цветаева, читал ее стихи и поэмы у Маяковского, публиковал их в журнале ?Русский современник?. И, пожалуй, что-то большее, чем дружба, связывало этих людей.
(Тихо, фоном звучит музыка)
5 ВЕДУЩИЙ: Неслучайно Цветаева признается: ?Борис, сделаем чудо. Когда я думаю о своем смертном часе, я всегда думаю: кого? Чью руку? И.только твою! и не хочу ни священников, ни поэтов, я хочу только того, кто только для меня одной знает слова, из-за, через меня их нашел, узнал. Я хочу такой силы в телесном ощущении, руки. Я хочу твоего слова, Борис, на ту жизнь?. ?Борис Пастернак для меня святыня, это вся моя надежда, то небо за краем земли, то, чего еще не было, что будет, доверяю вам свою любовь к Борису Пастернаку, как свою душу, не отдавайте зря?? (Марина Цветаева, 1923 г.) ?Пастернак, ведь ноги миллиарды верст пройдут, пока мы встретимся?.
И ноги миллиарды верст пройдут, а встречи, той встречи так и не произойдет. Потом он напишет ей после ее самоубийства в Елабуге:
Что сделать мне тебе в угоду?
Дай как-нибудь об этом весть.
В молчаньи твоего ухода
Упрек невысказанный есть.
(Читается стихотворение ?Памяти Марины Цветаевой?)

ЧТЕЦ:
Хмуро тянется день непогожий.
Безутешно струятся ручьи
По крыльцу перед дверью прихожей
И в открытые окна мои.
За оградою вдоль по дороге
Затопляет общественный сад.
Развалившись, как звери в берлоге,
Облака в беспорядке лежат.
Мне в ненастье мерещится книга
О земле и ее красоте.
Я рисую лесную шишигу
Для тебя на заглавном листе.
Ах, Марина, давно уже время,
Да и труд не такой уж ахти,
Твой заброшенный прах в реквиеме
Из Елабуги перенести.
Торжество твоего переноса
Я задумывал в прошлом году
Над снегами пустынного плеса,
Где зимуют баркасы во льду.

Мне так же трудно до сих пор
Вообразить тебя умершей,
Как скопидомкой-мильонершей
Средь голодающих сестер.
Что сделать мне тебе в угоду?
Дай как-нибудь об этом весть.
В молчаньи твоего ухода
Упрек невысказанный есть.
Всегда загадочны утраты.
В бесплодных розысках в ответ
Я мучаюсь без результата:
У смерти очертаний нет.
Тут всё полуслова и тени,
Обмолвки и самообман,
И только верой в воскресенье
Какой-то указатель дан.
Зима ? как пышные поминки:
Наружу выйти из жилья,
Прибавить к сумеркам коринки,
Облить вином ? вот и кутья.
Пред домом яблоня в сугробе,
И город в снежной пелене ?
Твое огромное надгробье,
Как целый год казалось мне.
Лицом повернутая к Богу,
Ты тянешься к Нему с земли,
Как в дни, когда тебе итога
Еще на ней не подвели.

1 ВЕДУЩИЙ: Замечательные произведения всегда современны, нужны каждой новой эпохе, как приток свежего воздуха. Но они почти всегда оказываются не к месту в рамках официальных или полуофициальных пропагандистских компаний. Поэтому, видимо, был не понят и не признан в свое время роман Бориса Пастернака ?Доктор Живаго?, несмотря на то,. что роман был признан за рубежом и поэту присудили Нобелевскую премию, от которой Пастернак вынужден был отказаться.
2 ВЕДУЩИЙ: В 1958 году в ?Литературной газете писали:
?Написав антисоветский, клеветнический роман ?Доктор Живаго?, Б.Пастернак передал его для опубликования за границу и совершил тем самым предательство по отношению к советской литературе, советской стране и всем советским людям?.
?Присуждение награды за художественно убогое, злобное, исполненное ненависти к стране произведение ? это враждебный политический акт, направленный против Советского государства?.
3 ВЕДУЩИЙ: В романе есть фраза, определяющая, пожалуй, самую суть его:
?...отдельная человеческая жизнь стала божьей повестью, наполнила своим содержанием пространство вселенной. Стараться постичь истину или покорно следовать за историей, за сиюминутностью? Вот вопрос всегдашний. История может себе позволить все: у нее в запасе бесконечность, а у меня-то и срок измерен ? лет 70. И за них мне единственный шанс ? постичь истину и прожить по совести с бытием и счастливо. Ибо время может быть хуже или лучше. Но ты, человек, должен быть только лучше. И это всегда можно, даже в катастрофе гражданской воины и в концлагере?. Об этом и роман.
4 ВЕДУЩИЙ: Из романа ?Доктор Живаго?: ?Они проезжали по Камергерскому. Юра обратил внимание на черную протаявшую скважину в ледяном наросте одного из окон. Сквозь эту скважину просвечивал огонь свечи, проникавший на улицу почти с сознательностью взгляда, точно пламя подсматривало за едущими и кого-то поджидало. ?Свеча горела на столе. Свеча горела...?, ? шептал Юра про себя начало чего-то смутного.
(Читается стихотворение ?Зимняя ночь? (?Мело, мело по всей земле...?) из романа ?Доктор Живаго? ? на фоне музыки).

ЧТЕЦ:
Мело, мело по всей земле
Во все пределы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

Как летом роем мошкара
Летит на пламя,
Слетались хлопья со двора
К оконной раме.

Метель лепила на стекле
Кружки и стрелы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

На озаренный потолок
Ложились тени,
Скрещенья рук, скрещенья ног,
Судьбы скрещенья.

И падали два башмачка
Со стуком на пол.
И воск слезами с ночника
На платье капал.

И все терялось в снежной мгле
Седой и белой.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

На свечку дуло из угла,
И жар соблазна
Вздымал, как ангел, два крыла
Крестообразно.
Мело весь месяц в феврале,
И то и дело
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

5 ВЕДУЩИЙ: Сложные, запутанные взаимоотношения Лары и Юрия Живаго. Когда перипетии революции и.гражданской войны то соединяли, то разъединяли их, в чем-то похожи на взаимоотношения Кати и Рощина в. трилогии А. Толстого ?Хождение по мукам?. Но Толстой историю ставил выше любви. А ведь ?...история как таковая справедлива только тогда, когда она не разрушает историю любви?.
1 ВЕДУЩИЙ: Одна из вершин романа ? слова о Ларе, вырывающиеся из тоскующей души Юрия Живаго, мечтающего о своей возлюбленной, с которой он был надолго разлучен. И как характерно для Пастернака, что образ героини совпадает с образом. России, узнается в чертах ее пейзажей, в самом воздухе родной земли. ?Вот весенний вечер на дворе. Воздух весь размечен звуками... Пространство все насквозь живое. И эта даль ? Россия, его несравненная, за морями нашумевшая, знаменитая родительница, мученица, упрямица, сумасбродка, шалая, боготворимая, с вечно величественными и гибельными выходками, которых никогда нельзя предвидеть! О как сладко существовать! Как сладко жить на свете и любить жизнь! О как всегда тянет сказать спасибо самой жизни, самому существованию, сказать это им самим в лицо! Вот это-то и есть Лара?.
Русская литература поразительно патриотична. Но в ней редко найдем мы подобную интимность чувства Родины, такую силу его.
2 ВЕДУЩИЙ: Весной 1960 года порт заболел раком легких. Слабеющей рукой, еле водя карандашом, уже в постели, поэт продолжал писать задуманную пьесу из времен крепостничества ?Слепая красавица?, но 30 мая 1960 года жизнь Бориса Леонидовича Пастернака оборвалась. Хоронили поэта при стечении многих сотен почитателей, ярким весенним днем: буйно цвели деревья и его любимая сирень, а ночью на свежую могилу хлынул дождь, с грозою и молниями, ? такие грозы всегда его зачаровывали.
3 ВЕДУЩИЙ: Прошло много лет после замалчивания романа ?Доктор Живаго? и желания свести весь великий объем творчества Пастернака к переводческой деятельности.
Издан наконец ?Доктор Живаго?, печатаются массовыми тиражами, о которых автор не мог и мечтать, его стихи и проза. Его печатают, о нем много говорят и пишут. Все это заставляет с горькой радостью вспомнить слова, сказанные Пастернаком за два года до смерти:
?Вероятнее всего, через много лет после того, как я умру, выяснится, какими широкими, широчайшими основаниями направлялась моя деятельность последних лет, чем она дышала и питалась, чему служила?.
Над годами забвения, над неприязнью и неприятием, над нелюбовью и ненавистью поднимается поэт Борис Леонидович Пастернак.
4 ВЕДУЩИЙ:
Ты видишь, ход веков подобен притче,
И может загореться на ходу.
Во имя страшного ее величья
Я в добровольных муках в гроб сойду.

Я в гроб сойду и в третий день восстану,
И, как сплавляют по реке плоты,
Ко мне на суд, как баржи каравана,
Столетья поплывут из темноты.


Использованная литература:
1. Кузнецова М.М. Так начинают жить стихи...: Филологический этюд о Б.Пастернаке // Библиотекарь. ? 1990. ? ?2. ? С.56-57.
2. Портрет Бориса Пacтepнaкa // Heвa.? I988. ? ?9, 10.
3. Казинцев А. Путь: К 100-летию со дня рождения Б.Пастернака // Москва. ? 1990. ? ?2.
4. Третьякова В. ?И вся земля была его наследством...?: Сценарий литературного вечера, посвященного творчеству Б. Пастернака // Библиотека.? 1993. ? ? 1. ? C.40-43
5. Пастернак Б. Стихотворения и поэмы / Сост. Е. Пастернака; Послесл. Н. Банникова. ?М.: Худож. лит., 1988.




 

АК@ДЕМИЧЕСКИЕ КУРСЫ

Диски с уникальными авторскими видеолекциями, по актуальным вопросам современной школы
 Навигация
Первая страница
Читаем официальные материалы
Наши проблемы
Заочная школа библиотекаря
В объективе - регион
Конференции, совещания, семинары
Повышаем свою квалификацию
Адрес опыта
Из истории российского учебника
С компьютером на "ты"
Диалог поколений
Сценарии
Библиограф рекомендует
Читалка "ШБ"
Журнал в журнале
Диалог поколений
У наших зарубежных коллег
Звонок на урок

 Поиск
 

 Партнеры
Первое в России электронное еженедельное издание для незрячих 'Колесо познаний' Редакция еженедельника "Колесо познаний" приглашает к сотрудничеству творческих педагогов, специалистов по вопросам инклюзивного и специального образования.
Авторам предоставляется документ о публикации

Первая страница | Читаем официальные материалы | Наши проблемы | Заочная школа библиотекаря | В объективе - регион | Конференции, совещания, семинары | Повышаем свою квалификацию | Адрес опыта | Из истории российского учебника | С компьютером на "ты" | Диалог поколений | Сценарии | Библиограф рекомендует | Читалка "ШБ" | Журнал в журнале | Диалог поколений | У наших зарубежных коллег | Звонок на урок |

© 2001 Школьная библиотека