Официальный сайт
Всероссийской школьной
библиотечной ассоциации

Первая страница | Читаем официальные материалы | Наши проблемы | Заочная школа библиотекаря | В объективе - регион | Конференции, совещания, семинары | Повышаем свою квалификацию | Адрес опыта | Из истории российского учебника | С компьютером на "ты" | Диалог поколений | Сценарии | Библиограф рекомендует | Читалка "ШБ" | Журнал в журнале | Диалог поколений | У наших зарубежных коллег | Звонок на урок |



15.07.2005 ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ БИБЛИОТЕЧНОГО ФОНДА

Интереснейшая, остропроблемная статья профессора Юрия Николаевича Столярова об информационной безопасности библиотечного фонда не оставит равнодушным ни одно сердце истинного библиофила-библиотекаря.
?При комплектовании библиотечного фонда исходным является принцип селективности (от лат. selectio ? выбор, отбор), или выбора одного документа из множества возможных, альтернативных?. Каковы могут быть этические, нравственные подходы к комплектованию фондов, нужны ли все-таки они?
Автор изъявил просьбу иллюстрировать статью приведенными ниже цитатами ученых, философов, писателей, историков, рассуждавших на подобные темы. Этими высказываниями ? совершенными по стилистике и безупречно точными по смыслу ? мы и предваряем статью.


Ю. Н. Столяров,
профессор Московского государственного университета культуры и искусств, доктор педагогических наук



ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ БИБЛИОТЕЧНОГО ФОНДА


Свобода возникла на нашей планете не для того, чтобы бросить вызов здравому рассудку.
Хосе Ортега-и-Гассет (1883?1955),
Испанский писатель и публицист


Под свободой совести обыкновенно разумеется свобода от совести.
Академик Василий Осипович Ключевский
(1841?1911), историк


Дурные книги могут также испортить нас, как и дурные товарищи.
Генри Филдинг (1707?1754),
английский писатель, драматург,
автор, в частности,
?Истории Тома Джонса, найдёныша?

Среди книг, как и среди людей, можно попасть в хорошее и дурное общество.
Клод Гельвеций (1715 ?1771),
французский философ

Различие между ядами вещественными и умственными в том, что большинство ядов вещественных противны на вкус, яды же умственные, в виде? дурных книг, к несчастью, часто привлекательны.
Лев Николаевич Толстой (1828?1910),
великий русский писатель

Книги есть то же колесо машины. Берегитесь этих черных строчек на белой бумаге; это силы, они составляют комбинации, сливаются, разъединяются, входят одна в другую, вращаются одна в другой, разматываются, связываются, сочетаются, работают. Одна строка кусает, другая жмет и давит, третья тянет, четвертая порабощает. Идеи ? это своего рода система зубчатых колес. Вы чувствуете, что книга тянет вас. Она вас отпускает, только придав новый вид вашему уму.
Виктор Гюго (1802?1885),
французский писатель

С несправедливостью либо сражаются, либо сотрудничают.
А. Камю (1913?1960), французский писатель и философ

Ни в одной области разум не нуждается в более тщательном и осторожном руководстве, чем в пользовании книгами.
Джон Локк (1632?1704). Английский философ и педагог


Исходные положения

В своей деятельности всякая библиотека руководствуется некими принципами, независимо от того, сформулированы ли они явно или содержатся в голове библиотекаря в виде интуитивных представлений. Если библиотекарь принципов не знает, не имеет, не руководствуется ими, значит, он беспринципен, и ничего хорошего от его деятельности ожидать не приходится.
Принципом называется основное положение мировоззрения, которым руководствуются в своей практической деятельности. Принцип ? это еще и внутреннее убеждение, определяющее нормы поведения личности ? в данном случае библиотекаря-профессионала.
При комплектовании библиотечного фонда исходным является принцип селективности (от лат. selectio ? выбор, отбор), или выбора одного документа из множества возможных, альтернативных. Этот выбор осуществляется в соответствии с неким критерием предпочтительности. Она определяется законом адекватности (лат. adequatus ? полностью соответствующий), требующим от системы соответствия ожиданиям внешней среды. По отношению к библиотеке внешнюю среду можно представить как состоящую из дальней и ближней зоны. (рис. 1)

Рис. 1. Зоны внешней среды по отношению к библиотеке в целом.
Из рисунка видно, что библиотека своей деятельностью должна соответствовать, прежде всего, требованиям, которые предъявляет к ней общество, государство. Функции этой зоны внешней среды состоят в том, что она:
- ставит перед библиотекой задачу удовлетворять и развивать информационные потребности членов общества ? юридических и физических лиц;
- регламентирует библиотечную деятельность, устанавливая нормы, определяя ограничения. Те и другие фиксируются в законах и иных нормативных документах, которые библиотека обязана исполнять, иначе она будет внешней средой отторгнута и заменена иным социальным институтом, способным выполнять ее установления;
- обеспечивает легитимность (законность) библиотечной деятельности, выдавая библиотеке необходимые регистрационные свидетельства, лицензии и сертификаты;
- фиксирует результаты и контролирует степень соответствия библиотечной деятельности поставленным задачам.
В роли средней зоны выступает то министерство, ведомство или муниципалитет, в ведении которого находится данная библиотека. Эти органы власти призваны проводить государственную и свою собственную (не противоречащую государственной) библиотечную политику. Применительно к библиотекам общефедеральным и субъектов федерации они, кроме того, они обеспечивают подведомственные библиотеки материальными и финансовыми ресурсами, и библиотечная деятельность проводится в соответствии с полученными возможностями. Если более непосредственный руководитель у библиотеки отсутствует, средняя зона одновременно выступает в роли ближней, напрямую управляя библиотекой в пределах своих полномочий.
В ином случае функцию ближней зоны внешней по отношению к библиотеке среды выполняет ее учредитель. По отношению, например, к школьной библиотеке это администрация школы, которая рассматривает библиотеку как ближайшую помощницу в обеспечиваемом ею образовательном процессе.
Если в качестве самостоятельной системы берется та или иная часть библиотеки, ? например, ее фонд, контингент ее пользователей, материально-техническая база, персонал сотрудников, ? то зоны внешней среды перераспределяются таким образом, что остальные части выступают в качестве ближней зоны внешней среды. Библиотека в целом предстает в качестве средней зоны, а остальные социальные институты отодвигаются на дальний план. Покажем это на примере такого компонента библиотеки, как ее фонд (рис. 2).

Рис. 2. Зоны внешней среды по отношению к части библиотеки (на примере библиотечного фонда)
Библиотечный фонд формируется и хранится в соответствии с общебиблиотечными ценностями: ее уставными целями, социальной миссией, стратегическим планом развития, этическим кодексом и т.п. фонд должен соответствовать информационным потребностям пользователей ? и это главное, к чему он должен стремиться. Даже если фонд выполняет мемориальную функцию, то и она в конечном счете, хотя и в отдаленной перспективе, ориентирована на соответствие информпотребностям пользователей.
Фонд должен соответствовать и имеющейся материально-технической базе: наличной площади фондохранения, средствам информационной технологии, оснащенностью библиотечным оборудованием и мебелью. Он соответствует также штатной численности и уровню квалификации библиотечного персонала, и этот вид соответствия достигается практически сам собою, т.е. зависит не от состава или величины фонда, а от внешних по отношению к нему факторов.
Для того чтобы обеспечить соответствие библиотечного фонда перечисленным факторам, необходимо отбирать лишь такие документы, которые согласуются с перечисленными факторами.
Таким образом, адекватность достигается путем отбора выступающего фундаментальным принципом формирования библиотечного фонда. Без отбора фонд превратится в случайное, хаотичное множество документов, исключающее возможность достижения поставленных ею целей. Иными словами, без отбора деятельности библиотеки становится нецелесообразной, неуправляемой.
Критерием отбора, или мерилом его правильности, приобретаемой/оставляемой в фонде литературы, является ее ценность. Ценность в свою очередь слагается из качественных признаков: актуальности, значимости, достоверности, полезности и иных. Один из важнейших признаков ценности ? степень информационной безопасности документа. В фондоведении о нем написано мало, несмотря на всю его важность. Рассмотрим же его специально. Но прежде поясним, от каких стереотипов профессионального сознания библиотекаря придется отказаться.

От каких представлений следует отказаться
В настоящее время в библиотековедческой литературе, в умонастроениях библиотекарей наблюдается коллизия двух разнонаправленных устремлений. Одно состоит в желании предоставить читателям абсолютную свободу выбора любых документов. Другое ? необходимость оградить общество от социально вредной информации. Библиотекарю приходится искусно балансировать между этими устремлениями. Чтобы обрести под ногами твердую опору, ему следует четко определиться в отношении каждого из них. Попробуем помочь ему в этом.
Выразителем первой максимы является Кодекс профессиональной этики российского библиотекаря, принятый Российской библиотечной ассоциацией в 1999 году. Он требует, чтобы библиотекарь противостоял ограничению доступа к каким бы то ни было документам библиотечного фонда (в Кодексе они на западный манер названы библиотечными материалами). Библиотекарю запрещено самовольно изымать документы, но кто волен это делать, не сказано. По смыслу этого пункта получается, что нельзя списывать даже ветхие и морально устаревшие издания, - оговорки на этот счет отсутствуют. Запрещено также вводить цензуру на запрашиваемые документы, какими бы непристойными они ни были. А для этого такие документы, само собой, наличествовать в фонде. Наконец, библиотекарь освобождается от ответственности за последствия предоставленной информации.
Если Кодекс этики российского библиотекаря откровенно снимает все этические барьеры, то есть фактически аморален в своей основе, то другие документы этого рода, включая международные, внутренне противоречивы.
К примеру, Манифест ИФЛА об Интернете (2003) начинается с провозглашения беспрепятственного доступа к информации как возможности достижения свободы, равенства и всеобщего понимания мира. Обеспечение такого доступа рассматривается как главная обязанность библиотечной и информационной профессии. (1. Манифест ИФЛА об Интернет // Школьная библиотека. ? 2003.- ?2. ? С. 20.). Тем не менее тут же подчеркнуто, что в Интернете существует ?множество ценных ресурсов, но есть и ненадежные, вводящие в заблуждение, а возможно и оскорбительные?. Библиотекари же ?должны активно продвигать и обеспечивать осмысленный доступ к качественной сетевой информации для всех пользователей библиотеки, включая детей и подростков?. Последние слова выделены составителями Манифеста.
Однако вслед за этим вновь повторяется тезис о противостоянии ?любым проявлениям цензуры или ограниченного доступа?? (2. Манифест ИФЛА об Интернет // Школьная библиотека. ? 2003. ? ?2. ? С. 21.).
Сторонниками безграничной свободы доступа к информации объявляют себя ЮНЕСКО и многие другие авторитетные международные организации. Однако оговорки в принятых ими документах наподобие только что освещенных сводят их декларации на нет. Характерны в этом отношении документы Американской библиотечной ассоциации, ставшие образцом для многих стран мира.
Диссонансом широковещательным заявлениям американских библиотекарей о полной и безбрежной свободе доступа к информации звучат факты зарубежной библиотечной жизни. Независимые расследования позволяют сделать вывод, что каждый десятый библиотекарь США после 11 сентября 2001 года контактировал с ФБР или правоприменительными органами власти. Во время конференции ИФЛА в Глазго американские библиотекари сообщили, что после 11 сентября сотрудники ФБР посетили 60?70 библиотек с требованием дать подробные сведения о лицах, посылавших сообщения по электронной почте. Это было вызвано необходимостью проверить версию, согласно которой угонщики самолётов связывались между собой через Интернет в публичных библиотеках.
Журнал ?American libraries? привел обширный список изъятых, запрещенных и даже сожженных книг в американских и западноевропейских библиотеках. (1. См. за ?оскорбление меньшинств. Бога, женщин и инвалидов?, ?сконцентрированность на негативной деятельности? и ?грязный язык? - осудить, изъять, запретить? Из истории запретов на книги в США и других западных странах // Библиотековедение. ? 1999. - ?3. ? С. 160). Известны факты резкого рассогласования между жителями и обслуживающими их библиотекарями в отношении к асоциальной информации. При этом население явно желает, чтобы его оградили от такого рода информации, тогда как библиотекарь игнорирует это пожелание в угоду утопичному принципу безбрежной свободы доступа к какой угодно информации (2. См. Столяров Ю. Н. Размышления по поводу этического кодекса библиотекаря // Науч. и техн. б-ки. ? 2001. - ?12. ? С. 56.). Техасский библиотековед Д. Дэвис признает, что несмотря на конституционное провозглашение открытости и всеобщей доступности информации, ?американское библиотечное общество раздирают распри по поводу того, какие материалы считать подходящими для библиотечных фондов?. Библиотечные фонды бессильны отвечать ?интересам всех и каждого?, а попытка реализовать эту установку приводит к созданию общественных движений типа ?Библиотеки с семейной ориентацией, ставящих целью ?оградить детей, приходящих в местные библиотеки к тому кругу семейных традиций, которые были присущи им прежде?. (1. См. Столяров Ю. Н. Размышления о библиотечной этике год спустя // Науч. и техн. б-ки. ? 2003. - ?4. ? С. 136.).
Американская библиотечная ассоциация, задающая тон в вопросах этики не только в своей стране, но и в мировом библиотечном обществе (ИФЛА) протестуют против Закона о защите детей от влияния Интернета, постановления Администрации Клинтона ?О соблюдении благопристойности в средствах связи?, закона об уважении моральных ценностей в Интернете и других попыток защитить нравственность как то главное, что отличает человеческую цивилизацию от животного мира.
В моей статье ?Размышления о библиотечной этике год спустя? со ссылками на зарубежную литературу приводятся многочисленные факты того, что беспристрастного отбора в западных библиотеках не было никогда, а утверждения о его наличии ? иллюзия. (2. Столяров Ю. Н. Размышления о библиотечной этике год спустя // Науч. и техн. б-ки. ? 2003. - ?4. ? С. 123?142).
Особую информационную угрозу представляют средства массовой информации. Вместо диалога культур и подлинного обмена информации имеет место культурная колонизация: представляется информация одностороннего характера, смещенная в пользу англо-американских ценностей, мышления, культурной ориентации. Существует вероятность вторжения в частную жизнь людей. С помощью электронных средств планируется осуществить подробный учет того, кто, что, где и когда читает. Через глобальные информационные супермагистрали распространяется не только полезная, но и социально неприемлемая информация. Это вынуждает многие страны вводить ограничения на материалы, противоречащие политическим, культурным, этическим традициям. Особенно широко распространена в мире практика запрета на мероприятия, не подходящие для детей.
Комиссия Евросоюза в 1996 г. пришла к выводу, что каждая страна вправе решать, где проходит граница между разрешаемой и запрещаемой информацией. Для защиты пользователей комиссия предложила использовать комплекс нескольких методов: самоконтроль тех, кто предоставляет справочно-информационное обслуживание; введение в компьютер фильтровальные программы, блокирующие некачественные материалы; информирование родителей и учеников о возможностях отсечения нежелательных для детей материалов; принятие соответствующих международных договоренностей.
Тезис о безграничности доступа не выдерживает критики и с точки зрения постоянного роста цен на книги. Патриарх отечественной детской литературы Сергей Владимирович Михалков отмечает, что в силу безмерного увеличения цен детская книга становится предметом роскоши. Это ?безнравственно, потому что? нарушается право каждого ребенка на развитие личности, и безнравственно потому, что государство и общество лишает себя достойного поколения?. (1. Михалков спрашивает Путина: нужно ли России тупое и бездуховное поколение? // Мос. Комсомолец. ? 2001. ? 28 июня. ? С.2.). В этой ситуации провозглашение доступа к отсутствующей в библиотеке либо низкопробной литературе ? по крайней мере, чистое лукавство. С. В. Михалков правильно предупреждает: ?Оболванивание нации начинается с ситуации недоступности ребёнку, молодому поколению Книги? обидно смотреть как нищают массовые детские и сельские библиотеки?. (2. Михалков спрашивает Путина: нужно ли России тупое и бездуховное поколение? // Мос. Комсомолец. ? 2001. ? 28 июня. ? С.2).
Библиотечная общественность активно возражает против бесконтрольности чтения и пассивной роли библиотекаря в деле отбора литературы для библиотечных фондов и е продвижению среди контингента пользователей. Об этом красноречиво свидетельствуют статьи в рубрике ?Библиотечная этика?, на протяжении нескольких последних лет ведущейся сборником Научные и технические библиотеки?.

Какая позиция библиотекаря правомерна
Правильную позицию в выработке отношения к отбору документов и их продвижению к читателям, можно выстроить, опираясь на важнейшие документы государственного и международного характера, публикации здравомыслящих библиотековедов.
Первостепенная роль среди этих материалов принадлежит Доктрине информационной безопасности Российской Федерации, утвержденной Президентом В.В. Путиным 9 сентября 2000 г. (1. Доктрина информационной безопасности Российской Федерации: Утв. Президентом Российской Федерации В.В. Путиным 09.09.2000 г. // Рос. газ. ? 2000. ? 28 сентября). В этой Доктрине перечислены основные виды угроз информационной безопасности страны и в их числе девальвация духовных ценностей, пропаганда образцов массовой культуры, основанных на культе насилия и вообще на таких нравственных ценностях, которые противоречат принятым в российском обществе.;

Эти безнравственные идеи широко проводятся во многих изданиях, доступных для свободного приобретения, в том числе и библиотеками.
Угрозы
Обратим внимание, что библиотека к сегодняшнему времени является самой стабильной ?системой накопления и сохранения культурных ценностей? общества, и она должна стоять на высоте возлагаемых на нее задач и ожиданий.
Президент России В.В. Путин подчеркивает, что запрет (1. Путин В.В. Какую Россию мы строим: Выступление В.В. Путина при представлении ежегодного послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации 8 июля 2000 года, г. Москва // Рос. газ. ? 2000. ? 11 июля. ? С. 3).
Аналогичные идеи высказаны в важнейших международных документах.
Конвенция ООН о правах ребенка, принятая в 1989 г. и ратифицированная Советским Союзом в 1990 г., исходит из уважения права ребенка на сохранение свое индивидуальности. Ему обеспечивается возможность формировать свои собственные взгляды, право свободно и в любой форме выражать эти взгляды, причем им уделяется внимание с учетом возраста и зрелости ребенка. Ограничения в осуществлении этого права также предусмотрены (статьей 13):если они противоречат законам государства; правам и репутации других лиц; охране государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения. Этими ограничениями руководствуются и при отборе документов в фонд.
Статья 17 подробно расписывает отношение к средствам массовой информации. Акцентируется внимание на том, чтобы ребенок имел доступ к материалам из различных национальных и международных источников, но в особенности из таких, которые направлены на содействие социальному, духовному и моральному благополучию, а также здоровому физическому и психическому развитию ребенка. С этой целью государства-участники Конвенции, в частности, поощряют и издателей и средства массовой информации к распространению документов, полезных в социальном и культурном отношении. Особый пункт посвящен поощрению разработки ?надлежащих принципов защиты ребенка от информации и материалов, наносящих вред его благополучию? (1. Конвенция о правах ребенка (выдержки) // Краткий справочник школьного библиотекаря. ? Спб.: Профессия, 2001. ? С. 28?30).
Особое внимание обращается на:
- развитие в самом полном объеме личности, талантов, умственных и физических способностей ребенка;
- воспитание уважения к правам человека, основным свободам и принципам, провозглашенным в Уставе Организации Объединенных Наций;
- воспитание уважения к родителям, к культурной самобытности, языку, национальным ценностям той страны, где ребенок проживает, а также к стране ее происхождения (если страны его рождения и проживания различны) и к цивилизациям, отличным от его собственной;
- подготовку ребенка к сознательной жизни в свободном обществе в духе понимания, мира, терпимости, равноправия мужчин и женщин, дружбы между народами, этническими, национальными и религиозными группами;
- воспитание уважения к окружающей природе.
Эти положения служат критериями отбора документов в библиотечный фонд.
Необходимость ограничения провозглашается в ряде международных соглашений.
Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (1950) в статье 10 ?Свобода самовыражения? устанавливает норму, в соответствии с которой применение свобод влечет за собой обязанности и ограничения, необходимые ?в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, для предотвращения беспорядков или преступлений, для защиты здоровья или морали, для защиты репутации или прав других людей?? и по другим соображениям. (1. Ваган Р. Библиотекари и терроризм: этические принципы доступа к информации // Новости Российского комитета ИФЛА. ? 2003. ? 348. ? С. 40). Эта идея проводится в Международном пакте по гражданским и политическим правам (1996).
Аналогичные идеи заложены в Окинавской хартии глобального информационного общества, принятой на саммите стран ?большой восьмерки? в Японии 22 июля 2000 года, на саммите тысячелетия в нью-йоркской штаб-квартире ООН, в котором приняли участие 187 глав государств и правительств (сентябрь 2000 года).
В обращении
(1. Обращение Межпарламентской ассамблеи государств-участников СНГ ?О предотвращении информационных войн? // Инф. бюл. Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ. ? Спб., 1998. - ? 16. ? С. 423?425).

Необходимость защиты своих культурных приоритетов зафиксирована в кодексах профессиональной этики многих стран. К примеру, американские библиотекари честно признают: ?Мы в значительной мере оказываем влияние или контролируем отбор, организацию, сохранность и распространение информации (здесь и далее выделено мною. ? Ю.С.)? (2. Библиотечная этика в странах мира / Рос. библ. ассоциации; Секция по библиотечной политике и законодательству. ? Спб.: Изд-во Рос. нац. Б-ки, 2002. ? С. 5).
На фоне этого утверждения заявление о защите интеллектуальной свободы и свободе доступа к информации следует понимать так: эта защита и эта свобода осуществляются по отношению к документам, предварительно отобранным и просеянным библиотекарем в соответствии с их представлениями об истинных американских ценностях. И этот подход можно взять на вооружение и российским библиотекарям.
Этические ограничения введены в библиотечных этических кодексах многих стран. В австралийском, например, подчеркивается, что ?члены библиотечного и технического персонала библиотек осуществляют значительное воздействие и контроль в области отбора организации, сохранения и распространения информации. Библиотекари обязуются осуществлять цензуру материала, если он противоречит назначению библиотеки или установленным ею нормам (1. Там же. ? С. 16).
В кодексе украинских библиотекарей провозглашено стремление библиотекарей обеспечивать сохранность и обогащение духовных ценностей народа Украины, способствовать развитию национальных культур, формировать этический и эстетический идеал личности, способствовать познанию читателями окружающего мира, предотвращению экологической катастрофы, улучшению благосостояния народа, осознанию гуманистической роли и предназначению человека в обществе (2. Там же. ? С. 73).
Японские библиотекари действуют так, чтобы выполнять свой долг в соответствии с ожиданиями общества в целом и читателей обслуживаемой библиотеки. Надо собирать и предоставлять читателю те материалы, которые удовлетворяют его разумные потребности. (3. Там же. ? С. 99?105).
Забота о поддержании и развитии нравственности населения содержится и в кодексах Израиля, Индонезии, Хорватии, Швейцарии и других стран. (4. Подробнее об этом см.: Столяров Ю.Н. Размышления о библиотечной этике год спустя // Науч. и техн. б-ки. ? 2003. ? ?4. ? С. 123?142).
Президент Американской библиотечной ассоциации М.-Р. Соммервиль обращает внимание на то, воспитание детей нельзя пускать на самотек и надеяться на то, что они воспитают себя сами: ?Поведение детей и их ожидания развиваются согласно моделям, разработанных для них взрослыми?. Поэтому библиотекари призваны разрабатывать такие модели, ?которые наделены юмором, терпимостью, чувством уважения к людям, обладают информацией (т.е. содержательны ? авт.), т.е. обладают всеми теми качествами, которые вдохновляют и служат мотивацией при выборе моделей поведения молодыми людьми? (1. Соммервиль М.-Р. Дети не могут ждать // Школьная библиотека. ? 2001. - ?1. ? С. 39).
Библиотечный фонд ориентируется на реализацию этих императивов. В нем сосредотачивают документы о здоровом образе жизни, занятости, участии детей в развитии информационной культуры. Из публикаций пользователи черпают примеры для подражания, знакомятся с различными проявлениями искусства и видами спорта, получают возможность развивать в себе волю, самостоятельность, уверенность, понимания своего места в истории, ответственность за будущее, отвращение к насилию и девиантному поведению.
Растущий объем сведений, вводимых в информационные сети, ведет к манипуляции информацией, к дезинформации, нарушению традиционных прав человека. Ряд авторов склоняется к правомерности ввести цензуру содержания информации в Интернерте. Это должно быть выполнено на основе честного баланса между общественными интересами и разумным доступом к информации (1. Багрова И. Есть ли у библиотек будущее в XX I веке: Обзор англоязычной литературы 90-х годов // Библиотековедение. ? 1991. - ?1. ? С. 138?150).
Ценный проект Кодекса этики школьных библиотекарей разработан Российской ассоциацией школьных библиотек. (1. Школьная библиотека. ? 2001. - ?1. ? С. 3?4). В преамбуле школьная библиотека рассматривается как неотъемлемая часть системы школьного образования России. Подчеркивается приверженность Декларации прав ребенка и другим документам более широкого свойства.
Большое место уделено вопросам формирования фондов. Признано, что школьный библиотекарь в значительной степени определяет первичный контакт ребенка с информационным полем культуры, оказывая влияние на подбор, организацию и хранение документов. Библиотекари осознают свою ответственность перед ныне живущими и будущими поколениями страны за создание интеллектуальной свободы. Свободы совести и культурного самоопределения ребенка. При формировании фонда школьные библиотекари стремятся обеспечить учебный процесс, внеучебную и воспитательную работу школы, гармоничное развитие детей, предоставление широких возможностей духовного роста и совершенствования личности школьника. Замечательна концовка преамбулы: ?Являясь информационными посредниками между детьми и культурой, мы осознаем педагогический характер нашей миссии и руководствуемся первичным принципом профессионала ?Не навреди??.
Статьи Кодекса характеризуются высоким профессионализмом. Правильно соотносятся между собой свобода и цензура: ?Мы следуем принципам интеллектуальной свободы, не допускаем цензуры имеющейся литературы и других источников информации, вместе с тем оберегая детей от пропаганды насилия, порнографии, других противозаконных или специализированных видов информации?. Дети больше, чем взрослые, ?нуждаются в защите от ?информационного шума? и суггестивной пропаганды, способных травмировать их, отвратить от стремления к знаниям, исказить восприятие мира?.
Четко разъясняется отношение библиотекаря в своей профессиональной деятельности к вопросам политики и религии: ?В своей просветительской, выставочной, пропагандисткой деятельности мы руководствуемся интересами всестороннего развития детей, стремясь привить им актуальное понимание свободы и социальной ответственности, любовь к идеалам добра и справедливости, понимание национальных и культурных традиций народов России, ее исторического прошлого, уважение к прошлому и настоящему культур народов мира, ко всем людям земли. Мы сознаем недопустимость религиозной и политической пропаганды в стенах школы?.
Важен пункт о контактах с педагогическим коллективом: коллеги, учителя, администрация рассматриваются как единомышленники библиотекаря в решении задач формирования у школьников интереса к чтению и культурной информации. С ними библиотекарь выстраивает отношения сотрудничества и взаимопомощи в решении профессиональных библиотекарских задач.
Нравственность и профессиональная позиция библиотекаря заключается в том, чтобы, не подавляя ребенка морально или административно, он проводил ту линию, которую считает правильной: он может заинтересовать читателя книжной выставкой, но не в праве заставлять брать с нее книги для чтения. Он может выдать документ, противоречащий его личным политическим, религиозным (атеистическим) и иным убеждениям, но имеет полную волю посредством визуальных и вербальных средств пропагандировать те издания, которые, по словам классика, сеют ?разумное, доброе, вечное?.
В свою очередь, читатель волен принимать или игнорировать эти мероприятия. Библиотекарь исходит из того, что пользование библиотекой ? дело добровольное, тогда как учеба для ребенка обязательна. Успех будет сопутствовать библиотекарю лишь в том случае, когда он завоюет у читателя доверие и авторитет.

Выводы
Таким образом, идея полной и безграничной свободы библиотечного доступа к любой информации ? не более чем миф, причем миф опасный и вредный. Информационная безопасность страны требует выработки защитных барьеров. По отношению к деструктивной информации, способной деформировать духовный и нравственный мир ребенка. Реальные рычаги для этого у библиотекаря имеются: его собственные моральные устои; традиционные культурные ценности российского народа; наконец, мнение родителей и учительской общественности; императивы Кодекса этики школьных библиотекарей России. К слову сказать, прошло уже достаточно времени с момента публикации его проекта (2001 год), пора бы его и принять.
Своим фондом библиотека отражает, как того требует Закон о библиотечном деле, сложившееся в обществе политическое и идеологическое многообразие. Но тот же Закон не препятствует тому, чтобы из всего множества идей библиотека, согласованно с родителями, учителями, воспитателями отдавала предпочтение тем идеям, которые считает наиболее разумными, гуманными и справедливыми, наиболее соответствующими социально полезным информационным потребностям личности. Их она закладывает в свои информационно-правовые документы, особенно в Правила пользования библиотекой, утверждает у учредителя и широко оповещает о своем профессиональном кредо обслуживаемый контингент. Свое понимание соответствия библиотека делает основой моделей библиотечного фонда и затем формирует фонд, руководствуясь этими моделями.
Известный французский писатель Альбер Камю сказал: ?С несправедливостью либо сражаются, либо сотрудничают?. Призываем библиотекарей к сражению с несправедливостью, к реализации добра, совести, чести, прогресса. Первое, что для этого нужно сделать ? правильно формировать библиотечный фонд.
04.01.2005





 

АК@ДЕМИЧЕСКИЕ КУРСЫ

Диски с уникальными авторскими видеолекциями, по актуальным вопросам современной школы
 Навигация
Первая страница
Читаем официальные материалы
Наши проблемы
Заочная школа библиотекаря
В объективе - регион
Конференции, совещания, семинары
Повышаем свою квалификацию
Адрес опыта
Из истории российского учебника
С компьютером на "ты"
Диалог поколений
Сценарии
Библиограф рекомендует
Читалка "ШБ"
Журнал в журнале
Диалог поколений
У наших зарубежных коллег
Звонок на урок

 Поиск
 

 Партнеры
Первое в России электронное еженедельное издание для незрячих 'Колесо познаний' Редакция еженедельника "Колесо познаний" приглашает к сотрудничеству творческих педагогов, специалистов по вопросам инклюзивного и специального образования.
Авторам предоставляется документ о публикации

Первая страница | Читаем официальные материалы | Наши проблемы | Заочная школа библиотекаря | В объективе - регион | Конференции, совещания, семинары | Повышаем свою квалификацию | Адрес опыта | Из истории российского учебника | С компьютером на "ты" | Диалог поколений | Сценарии | Библиограф рекомендует | Читалка "ШБ" | Журнал в журнале | Диалог поколений | У наших зарубежных коллег | Звонок на урок |

© 2001 Школьная библиотека