Официальный сайт
Всероссийской школьной
библиотечной ассоциации

Первая страница | Читаем официальные материалы | Наши проблемы | Заочная школа библиотекаря | В объективе - регион | Конференции, совещания, семинары | Повышаем свою квалификацию | Адрес опыта | Из истории российского учебника | С компьютером на "ты" | Диалог поколений | Сценарии | Библиограф рекомендует | Читалка "ШБ" | Журнал в журнале | Диалог поколений | У наших зарубежных коллег | Звонок на урок |



28.01.2006 Организация знаний в структуре информационной культуры личности

Дорогие друзья! Эдуард Рубенович Сукиасян, один из самых авторитетных библиотековедов нашего времени, разработчик Библиотечно-библиографической классификации (ББК), предлагает поразмышлять над архиважной проблемой организации знаний. ?Организовывать свои знания надо повседневно, сочетая процесс их накопления с неким "стряхиванием пылинок с морщинок ума", ? пишет Эдуард Рубенович. ? ?Можно ли обучаться методам организации собственных знаний? Безусловно, при этом эффективность процесса зависит от того, насколько раньше началось это обучение. ...Во всяком случае, никому не приходит в голову использовать каталог в качестве "карты знаний" ? так наши предшественники, русские библиотекари, еще в прошлом веке называли классификационные таблицы?.

Общество знаний предполагает такой уровень развития личности, при котором стержневым показателем общей культуры для каждого члена общества становится высокая информационная культура. Каждая отдельно взятая личность есть элемент общества знаний, так как она тысячами нитей системно взаимодействует с другими личностями, в целом составляющими общество.
Информационная культура относится к параметрам личностных характеристик, приобретаемых в процессе обучения.
Соглашаясь с этим тезисом, мы как бы признаем необходимость определенной качественной перестройки системы общего и профессионального образования, а для тех членов общества, которые считают себя ?образованными?, ? системы непрерывного образования, в частности, повышения квалификации и постоянной актуализации знаний. Такая перестройка должна привести к освоению информационной культуры как совокупности определенных знаний, умений и навыков.
Возникает необходимость определения понятия ?Информационная культура?. Поскольку этой проблеме уже посвящены сотни статей и докладов, десятки монографий, нам остается только выбрать наиболее приемлемое для нас.
Я решил остановиться на определении, данном в учебно-методическом пособии ?Формирование информационной культуры личности в библиотеках и образовательных учреждениях?, написанном коллективом кемеровских специалистов с участием и под редакцией профессора Н. И. Гендиной (М.: Школьная библиотека, 2002. ? 288с.): ?Информационная культура личности ? одна из составляющих общей культуры человека; совокупность информационного мировоззрения и системы знаний и умений, обеспечивающих целенаправленную самостоятельную деятельность по оптимальному удовлетворению индивидуальных информационных потребностей с использованием как традиционных, так и новых информационных технологий. Является важнейшим фактором успешной профессиональной и непрофессиональной деятельности, а также социальной защищенности личности в информационном обществе? (с. 29).
Данное определение удовлетворяет нас, прежде всего, потому, что оно лишено излишнего теоретизирования, которым страдают сотни найденных в литературе дефиниций. Кроме того, оно рассматривает информационную культуру в связи с деятельностью. Последняя упоминается дважды, показаны отношения между уровнем информационной культуры и успешной деятельностью, что важно ? как профессиональной, так и непрофессиональной. Если нас что-то не устраивает, так это выражение ?новые информационные технологии?. Понятно, что имеются в виду компьютерные технологии, но всегда хочется заметить, что определение ?новые? сохраняется у нас уже на протяжении нескольких десятков лет. При этом технологии безусловно изменяются, и те, которые были ?новыми? в 80-х гг. прошлого века, уже, собственно говоря, не такие уж и ?новые?.
Шесть лет назад, работая над докладом на тему ?Организация знаний как элемент информационной культуры?, я не нашел приемлемой дефиниции понятия ?информационная культура?. Налицо определенный прогресс. Тот доклад был прочитан на конференции ?Формирование информационной культуры читателей: роль новых технологий? в сентябре 1999 г. в закрытом городе Новоуральске Свердловской области. Его текст был получен только участниками конференции. Интерес к поставленной теме проявился после её завершения: пришлось многократно копировать и рассылать доклад по запросам, которые поступали на протяжении нескольких лет. Мне показалось целесообразным вновь разобраться в теме, повторить некоторые положения доклада, что-то добавить к сказанному тогда.
Интересно, что выражение ?организация знаний? многие воспринимали как совершенно новое, оригинальное. Между тем, с 1989 г. работает Международное общество по организации знаний, сокращенно ИСКО (International Society for Knowledge Organization, ISKO), проводятся международные (регулярно, раз в два года, начиная с 1990 г.) и национальные конференции и симпозиумы, издаются сборники их материалов, монографии и пособия. Официальный орган ИСКО ? журнал "Knowledge Organization" ? подготавливается международной редколлегией и выходит четыре раза в год на английском языке.
Поскольку мы будем говорить об организации знаний, представляется необходимым сначала определить это понятие. Придется начать издалека.
Человеческое общество прошло в своем развитии этап первоначального накопления знаний, затем передачи знаний из уст в уста, появилась письменность, на следующем этапе ? документ.
Материализация документа позволила передавать знания грядущим поколениям и привела к появлению библиотек.
Они возникли в глубокой древности, гораздо раньше первых музеев, архивов и учебных заведений. Сегодня подавляющее большинство специалистов соглашается с тем, что несмотря на появление (и безусловное развитие в будущем) электронных банков информации, обеспечивающие доставку документа (или информации по запросу) на дом по телекоммуникационным сетям, библиотеки будут существовать. Значительно расширится спектр их услуг, техника и технология их работы.
В Европе и Америке не любят говорить о технической или технологической революции ? и не только потому, что не любят революций вообще, но прежде всего исходя из временной ограниченности революции как явления. Сегодня уже ясно, что процесс технического перевооружения библиотек будет носить постоянный характер и не кончится никогда. В реальности этого положения нет сомнений. Поступательное движение вперед заметно даже в нашем обществе: прогресс невозможно остановить, его движение прямо пропорционально вложенным в дело финансам. Если государство понимает значение интеллектуального аспекта развития нации и общества в целом, оно заботится о процветании тех институтов, которые обеспечивают это развитие, в первую очередь библиотек, научных учреждений и учебных заведений.
Международное общество по организации знаний просматривает тенденции развития библиотек в аспекте расширения и умножения человеческого знания ? процесса, по сути дела, бесконечного. Ясно, что в информационном обществе приоритет будет отдан информационным знаниям, умениям и навыкам. Подчеркиваю эти три компонента. Говоря, например, о гуманитарном знании, мы можем опустить те или иные "навыки" и "умения", но когда речь идет об информационных знаниях, навыки работы с компьютером или в Интернете, равно так же, как и умения извлекать информацию, представленную в свернутом виде, выдвигаются на ведущее место.
Понятен тот факт, что суммарный объем накопленного человечеством знания постоянно возрастает. В учебном плане современной школы в рамках обязательного компонента появились предметы, дисциплины, которых старшие поколения не изучали вовсе. Теперь каждая школа может включить дополнительно в учебный план (в рамках отведенных для этого часов) любые факультативные предметы и курсы по выбору. Процесс уже принял необратимый характер: серьезно обсуждается вопрос о переходе в нашей стране на 12-летнее обучение (как это давно сделано в развитых странах Европы и Америки).
Пройдет, наверное, еще несколько лет, прежде чем мы узнаем об обязательном введении в школьные программы латинского и древнегреческого языков. Только тогда выпускники нашей так называемой "общеобразовательной" школы сравняются с окончившими гимназии в дореволюционной России.
Наверное, у некоторых возникает вопрос ?Зачем это нужно??. Отвечу: терминология науки строилась и строится сегодня на ?словах? из латыни и древнегреческого. Достаточно одного примера: ?тезаурус? (не все могут сказать, как это слово будет выглядеть в Pluralis).
О так называемых ?иностранных? языках в эпоху, когда Интернет перемешал ?страны и народы?, и говорить не приходится. Остается ждать, когда выражение "изучал язык" будет означать, что тот, кто его "изучал", свободно на нем говорит, читает и пишет...
Сегодня на первое место выдвигается интенсификация процесса приобретения знаний. Речь идет, по сути дела, о методах получения, закрепления, усвоения, хранения, использования знаний. Все это и есть "организация знаний".
Термин "Организация знаний" предложен выдающимся американским библиотековедом Г.И. Блиссом (1870?1955) в книге "Организация знаний и система наук" (1929), применительно к библиотечной работе тщательно рассмотрен в книге "Организация знаний в библиотеках" (1933). Организованное знание, по Г. Блиссу, это упорядоченная в соответствии с научным и воспитательным подходом система знаний, в которой каждый элемент имеет заранее определенное место и множество связей с другими элементами. Приобретение знаний ? процесс, который может носить системный, упорядоченный характер (например, при изучении той или иной дисциплины по заранее определенной программе). Однако знания могут наращиваться и бессистемно, например, в результате накопления собственного опыта или наблюдения за внешними явлениями. Такие знания могут быть утрачены, если они не будут переработаны, если не будет определено их место в общей системе знаний. Логика дальнейших рассуждений приведет нас к пониманию роли и значения методологии: человек, вооруженный знанием принципов, приемов и правил, соответствующим инструментарием, с большей эффективностью обрабатывает знания, пополняя и развивая свой интеллект.
Интересно, что определение, данное Г. Блиссом в первой четверти прошлого века, практически полностью подтверждено в недавно изданном в Индии словаре терминов и понятий по организации знаний (A Dictionary of Knowledge Organization / M. P. Satija ? Amritsar : Guru Nanak Dev University, 2004. ? 248 p.). Его автор ? крупный ученый, профессор, активно работающий в ИСКО с момента образования, суммировал результаты многолетней терминологической работы нескольких поколений ученых в области организации знаний.
Итак, организовать знания ? упорядочить их, разложить "по полочкам", ввести их в память таким образом, чтобы можно было ими воспользоваться в нужное время и в нужном месте. Организовывать свои знания надо повседневно, сочетая процесс их накопления с неким "стряхиванием пылинок с морщинок ума". В условиях, когда знания правильно, рационально организованы, повышается коэффициент активной памяти: человек может вспомнить, воспроизвести все, что знает, затрачивая минимальное время на извлечение из глубин своего сознания нужной информации.
Можно ли обучаться методам организации собственных знаний? Безусловно, при этом эффективность процесса зависит от того, насколько раньше началось это обучение. Конечно, начинать надо с детства, когда и знаний-то особенных нет, когда идет непрерывное познание окружающего нас предметного мира - реального и абстрактного, мира вещей и явлений. Дети начинают с игр, развивающих и познавательных. Игры будят любознательность и глубинные способности личности ребенка. Мы готовы привести примеры таких игр - как с детьми, так и со взрослыми: никогда не поздно проверить, как организованы свои собственные знания...
С 10-12-летнего возраста можно использовать различные инструменты организации знаний. Что имеется в виду?
С точки зрения организации знаний каждый человек должен представлять себе систему наук, универсум со всеми его многочисленными связями и отношениями. Универсум знаний отражается в классификационных системах, таблицы которых мы, библиотекари, обычно считаем нашим внутренним, служебным документом и никому из читателей не показываем. А зря: эксперименты, проведенные в разных странах и самых различных возрастных аудиториях, выявили стойкий читательский интерес к таблицам универсальных классификаций, обеспеченных подробным алфавитно-предметным указателем. Волнующим становится сам процесс поиска того или иного понятия "сверху вниз", когда последовательно раскрывается логика "развертывания" структуры науки.
В нашей стране подобных экспериментов никто не проводил. Но все наши читатели постоянно участвуют в эксперименте, который проделывают с ними библиотекари: ведь систематические каталоги и должны являться, по сути дела, моделью, отражением таблиц классификации. Такой каталог есть в каждой библиотеке. Как правило, к нему редко обращаются читатели и еще реже ? библиотекари. Во всяком случае, никому не приходит в голову использовать каталог в качестве "карты знаний" ? так наши предшественники, русские библиотекари, еще в прошлом веке называли классификационные таблицы. Мы не используем каталог для ориентирования в многообразии явлений и связей природы. Для этого, как минимум, сам библиотекарь должен владеть каталогом как инструментом познания, чтобы затем обучить читателей искусству обращения с ним.
Невозможно передать, как завидуют нам наши зарубежные коллеги. Ведь в подавляющем большинстве стран Европы и Америки нет систематических каталогов ? там активный поиск ведется по предметному каталогу, увидеть в котором архитектуру сложного здания науки невозможно. А книжные фонды, организованные в систематическом порядке и, как правило, открытые для читателей, плохо обозримы. Не всякий систематический каталог может быть путеводителем в мире науки. Если, например, каталог неправильно оформлен, а библиотекарь не предполагает реализовывать в нем принципы дидактики (наглядность, систематичность, последовательность), то такой каталог больше отталкивает, а не привлекает читателя.
Другим замечательным инструментом организации знаний являются тезаурусы. К сожалению, мы пока лишены возможности "опробовать" на читателях познавательное воздействие тезауруса. Во-первых, у нас нет до сих пор универсальных по тематике тезаурусов. Во-вторых, тезаурус "работает" только в том случае, если читатель располагает полным комплектом всех его частей ? не только словарем, представляющим лексико-семантическое собрание терминов (дескрипторов и аскрипторов), но и указателями ? систематическим, иерархических отношений и другими.
Интересным приемом организации знаний для ученого является использование моделей, готовых алгоритмов. Каждый слышал, наверное, о системном подходе. Но далеко не все представляют себе, как часто мы сталкиваемся в жизни с ситуациями, когда необходимо провести системный анализ того или иного явления. Приведу цитату, которая могла бы помочь нам во многих случаях:
"Сам системный подход системен; он заключает в себе ряд взаимосвязанных аспектов, ни одним из которых в познании, в получении и анализе социальной информации нельзя пренебрегать.
Речь идет об аспектах: системно-элементном, отвечающем на вопрос, из чего (каких компонентов) образована система; системно-структурном, раскрывающем внутреннюю организацию системы, способ взаимодействия образующих её компонентов; системно-функциональном, показывающем, какие функции выполняет система и образующие её компоненты; системно-интегративном, раскрывающем источники, факторы сохранения, совершенствования и развития системы, в применении к социальным системам имеются в виду факторы управления; системно-процессуальном (процедурном, операционном), показывающем, какие процессы (операции, процедуры) совершаются в системе в целях сохранения её целостности, совершенствования и развития; системно-коммуникационном, где речь идет о взаимосвязях данной системы с другими как по горизонтали, так и по вертикали; системно-историческом, отвечающем на вопрос, каким образом возникла система, какие этапы в своём развитии проходила, каковы её исторические перспективы" (из книги В. Г. Афанасьева ?Социальная информация и управление обществом? (М., 1975. ? С. 85).
Многие, наверное, встречали подобные модели, алгоритмы в литературе. Обращали внимание и... перелистывали страницу. Информация терялась. Как научить школьника, студента (ученого уже не научишь) способности своевременно, при первом же чтении, обнаруживать в тексте всё то, что требует не просто запоминания, но извлечения? А если это не было сделано сразу, как обучить поиску не просто фактов и данных, а алгоритмов, иначе говоря, поиску методологии?
Предполагаю, что вызову на себя критику, прежде всего ? со стороны педагогов. Разве школа, скажут они, не учит обобщать, связывать, систематизировать знания? Разве не развивается мышление учащегося в процессе операций, изучаемых в школе и, безусловно, относящихся к организации знаний, таких, как сопоставление и сравнение, анализ и синтез, индукция и дедукция и других? Но зададим себе вопрос: каковы результаты этой деятельности? Создается ли в голове учащегося системная картина универсума знаний? Может ли он, например, воспользовавшись своими знаниями и представлениями о мире, сказать, как связаны между собой десятки изучаемых в школе предметов? А теперь усложним задачу: пусть школьник перечислит десяток научных дисциплин, которые не стали "предметами" изучения в школе...
Происходит, на мой взгляд, нечто странное. С одной стороны, школьник постоянно встречается с классификационными построениями. Он прекрасно знает, например, структуру биологического знания. Он понимает, что алгебра, геометрия, тригонометрия ? части математики, что химия состоит из органической и неорганической. Он понимает, что деление физической географии по материкам, а экономической ? по странам объективно верно, так как отражает сущность изучаемого предмета. При изучении литературы и истории он встречается с комбинированием двух классификационных признаков ? территориального и хронологического. Он многократно видит объекты, которые уже кем-то когда-то поделены, но никогда перед ним не ставится задача поделить самостоятельно, выявить сущностные классификационные признаки, оценить и ранжировать их, построить свою собственную систему.
Зададим себе вопрос: кто, где и когда должен научить школьника организации знаний? Конечно, говорить в детском саду о делении наук на естественные и гуманитарные рано. Но когда это будет своевременным? Судя по всему, педагоги так и не нашли ответа на этот вопрос. Поэтому в школьном образовании пока еще не нашлось места для того, чтобы дать общее представление о системе наук. Может ли быть объективным выбор профессии, если "мир" школьника делится на школьные предметы: литературу, математику, физику и другие, а выбор часто определяется не анализом собственной личности, а личностью учителя.
Владение приемами и методами организации знаний может многое дать каждому члену общества ? вне зависимости от возраста, образования, сферы деятельности или положения. Пока еще нет у нас ни учебников, ни пособий, ни преподавателей по этому интересному предмету. Должны ли ждать всего этого библиотекари?
Шесть лет назад этими словами я закончил доклад в Новоуральске. Произошли ли за эти годы сдвиги в нашем отношении к пониманию значения организации знаний в развитии информационной культуры личности?
Я провел небольшой эксперимент. Заканчивая выступление на заказанную тему перед группой молодых библиотекарей, я задал десять вопросов, тематически связанных с предметом организации знания. Вопросы были простыми и понятными для всех. Что такое ?организованное знание?? В чем отличие хаотического знания от организованного? Чем характеризуется система знаний, как она отличается от совокупности? Что такое активное знание, чем оно отличается от пассивного? Какими методами пассивно приобретаемые, накапливаемые знания могут превращаться в активное знание? Какими методами (методиками, алгоритмами) можно рационализировать процесс накопления знаний? Каковы границы организованного знания? Как можно измерить, охарактеризовать границы знаний, если речь идет об определенном индивидууме? Как понимается ?широта? знаний, глубина знаний, какими другими качественными / количественными параметрами можно оценивать знание? Как определить феномен гениальности, как гениальность соотносится с характеристиками знания?
Степень заинтересованности аудитории невозможно передать. ?Думайте сами, ? сказал я. ? Времени на обсуждение этих вопросов у нас, к сожалению, не осталось?.
Так часто бывает в жизни: на самое нужное времени не остается.





 

АК@ДЕМИЧЕСКИЕ КУРСЫ

Диски с уникальными авторскими видеолекциями, по актуальным вопросам современной школы
 Навигация
Первая страница
Читаем официальные материалы
Наши проблемы
Заочная школа библиотекаря
В объективе - регион
Конференции, совещания, семинары
Повышаем свою квалификацию
Адрес опыта
Из истории российского учебника
С компьютером на "ты"
Диалог поколений
Сценарии
Библиограф рекомендует
Читалка "ШБ"
Журнал в журнале
Диалог поколений
У наших зарубежных коллег
Звонок на урок

 Поиск
 

 Партнеры
Первое в России электронное еженедельное издание для незрячих 'Колесо познаний' Редакция еженедельника "Колесо познаний" приглашает к сотрудничеству творческих педагогов, специалистов по вопросам инклюзивного и специального образования.
Авторам предоставляется документ о публикации

Первая страница | Читаем официальные материалы | Наши проблемы | Заочная школа библиотекаря | В объективе - регион | Конференции, совещания, семинары | Повышаем свою квалификацию | Адрес опыта | Из истории российского учебника | С компьютером на "ты" | Диалог поколений | Сценарии | Библиограф рекомендует | Читалка "ШБ" | Журнал в журнале | Диалог поколений | У наших зарубежных коллег | Звонок на урок |

© 2001 Школьная библиотека